Кто-то сумел вовремя разглядеть катастрофу Донбасса и предусмотрительно уехал еще весной или летом. Кто-то досидел до прибытия «гуманитарной помощи» из России к порогу своего дома (или квартиры) и, чудом оставшись в живых, уехал уже после этого. Но некоторые и до сих пор надеются на то, что им удастся пересидеть это «безобразие». Так или иначе, сегодня каждый житель Донбасса, где идут боевые действия, переживает свою собственную трагедию, и вынужден принимать для себя решение – быть переселенцем или нет.

Когда все эти события только начинались, Татьяна Гладкова с удивлением наблюдала за происходящим. В июне Таня окончательно поняла, что нужно срочно уезжать, если хочет сохранить здоровой психику 12-летнего сына.

— Уже тогда, в июне, мне стало понятно, что это надолго. Самое тяжелое – это осознавать, что люди, с которыми ты все эти годы жил бок о бок, в одно мгновение потеряли способность думать, анализировать, заговорили штампами, выдернутыми из «Одноклассников» или новостей российского телевидения! Я не хотела и не хочу, чтоб мой ребенок жил в такой обстановке.

Да и вообще: зачем рисковать жизнями своих родных? Как только стало ясно, что это – война, и что она надолго, я уехала.

— Насколько я понимаю, летом можно было уехать без проблем?

— Да, особых проблем не возникло. Кое-какие сбережения у нас были, поэтому мы смогли снять квартиру в Днепропетровске. Проблемы были с работой. Я очень долго искала хоть что-то подходящее, но, увы, безрезультатно. Тогда я приняла решение открыть свой маленький бизнес. Муж меня поддержал, и сейчас я потихоньку начинаю раскручиваться.

— Это значит, у вас были немалые сбережения: в наше время самый маленький бизнес требует больших вложений.

— Нет (смеется). Мне повезло в одном: незадолго до всех этих событий я приезжала в Днепропетровск по работе, и благодаря этому у меня здесь появились знакомые. Они-то и помогли найти деньги для открытия бизнеса.

— А муж – он тоже не смог найти работу?

— Почему же? Саша довольно быстро устроился сварщиком в конструкторское бюро. Вообще, найти работу можно, если есть желание работать.

— Но вы же не смогли сразу найти…

— Раньше я работала директором (смеется). И здесь хотела найти подходящую должность. А, как вы сами понимаете, для того, чтобы заслужить доверие на новом месте, требуется много времени. У меня этого времени не было.

— Вашему сыну 12 лет, значит вам нужно было подыскать для ребенка школу. В связи с этим возникли какие-то трудности?

— Абсолютно никаких. Я посетила несколько школ в том районе, где мы сняли квартиру. Выбрала ту, которая мне больше понравилась. Директор только уточнила: есть ли у нас документы из макеевской школы. Узнав, что таковых нет, сказала: «Примем в любом случае». Позже нам повезло – знакомые из Макеевки тоже переезжали в Днепропетровск, и привезли нам все нужные документы. Так же хорошо отнеслась к нам и классный руководитель. Только один единственный раз перед первым сентября возникла ситуация, когда она поинтересовалась, каких взглядов мы придерживаемся. Переживала, как Руслан отнесется к тому, что его одноклассники будут петь гимн Украины и держать флаг своей страны. А вдруг мы поддерживаем другую сторону… Я ее успокоила: страна у нас одна – Украина, и мой сын это прекрасно понимает.

— Кто-то из ваших родственников, близких друзей остался в Донбассе? Или все уже перебрались на безопасную территорию?

— Летом, когда мы с семьей здесь основательно обустроились, к нам приезжали друзья, знакомые из Донбасса. Останавливались временно, пока не найдут жилье (смеется). У нас дома был этакий перевалочный пункт.

Осенью я начала искать жилье для своих родителей. И вот здесь возникли сложности. Дело в том, что мой отец является опекуном своего брата (он инвалид). А сдавать квартиру или дом для инвалида никто не хотел. Тем более – по доступной цене. Три долгих месяца я ездила по всему городу: спрашивала, уговаривала, торговалась, плакала… Когда, наконец, нашлось жилье, я даже уже не верила, что это вообще возможно. Сейчас все эти проблемы позади, а для меня главное – что близкие люди здесь, все живы.

— Татьяна, рано или поздно война закончится. Вы думаете возвращаться в родной город?

— Нет. Если понадобится помощь в восстановлении Донбасса – поеду. Буду помогать отстраивать Донбасс. Но жить там уже не смогу.

— Почему вы так категоричны? Ведь, насколько я понимаю, там осталось все, что успели нажить. Я уж не говорю о таких вещах, как «родная улица», песочница, дворик…

— Безусловно, все это там осталось. Но в Донецкой области еще очень долго будет все, мягко говоря, непонятно. Даже когда закончится война. Я хочу, чтоб мой ребенок мог спокойно учиться в нормальной школе, чтоб он мог готовиться к поступлению в ВУЗ. Я хочу иметь возможность спокойно работать и достойно зарабатывать. Этого же хочет и мой муж.

Конечно, жаль всего, что осталось дома. Там и квартира своя, и дом остался от бабушки. Даст Бог, все это уцелеет, и когда-нибудь его можно будет продать.

— Танечка, вы говорите, что квартиру нашли, бизнес открыли, муж работу нашел, потом дом родителям подыскали. Получается, что все свои проблемы вы решали сами. Значит переселенцу, чтобы устроиться, нужно иметь и знакомства, и сбережения?

— Вы знаете, это у меня так сложилась ситуация. Очень много людей приезжает без ничего. Буквально – ни денег, ни вещей. Здесь, в Днепропетровске, просто уйма организаций, которые помогают переселенцам.

Когда я общалась с директором школы, она мне посоветовала обратиться в «Допомогу Дніпра». Как правило, наши переселенцы сразу туда обращаются. Там стараются обеспечить и жильем, и всем необходимым для жизни. Просто, когда я пришла в «Допомогу», мне стало неловко просить еду или вещи – ведь у меня все это было хоть в какой-то мере… А в очереди сидели беженцы: и старики, и мамочки с грудничками, которые едва успели уехать из обстреливаемых городов. Вообще без ничего. Мне, наоборот, захотелось с ними поделиться. Хотя бы успокоить, сказать, что здесь они в безопасности.

Сейчас я помогаю в «Центрi зайнятостi вiльних людей», где ищут работу для переселенцев. Вообще, мы – переселенцы – пытаемся помогать друг другу решать разные вопросы, преодолевать трудности вместе. Я очень хочу сказать всем, кто еще не уехал: подумайте о том, какими могут вырасти ваши дети в условиях войны… Ни одна квартира не стоит криков ребенка по ночам… Не бойтесь уехать. Здесь помогут каждому из вас. Для этого нужно только одно – приехать.