Украинский Минюст призывает пострадавших в результате АТО не дожидаться помощи от государства и обращаться в Европейский суд по правам человека, чтобы взыскать материальный ущерб за потерянное в Донбассе жилье. Украинцы уже подали 500 таких исков в Страсбург. Специалист по международному праву Евгений Хлебников убежден, что украинцам однозначно стоит обращаться в Европейский суд. О том, как это лучше сделать и как долго предстоит ждать, он рассказал в интервью «ОстроВу».

пос. Карловка, Донецкая область

- Евгений, насколько, по Вашему мнению, призыв судиться с агрессором в Европейском суде действенен на сегодня с юридической точки зрения, и насколько реально добиться компенсаций через ЕСПЧ?

- На мой взгляд, подобный призыв можно считать действенным наполовину. Да, в данной ситуации логично использовать все возможные механизмы международной защиты. В то же время, с точки зрения именно пострадавших, механизм ЕСПЧ сейчас не так эффективен, как это представляется.

Во-первых, РФ отказывается выполнять его решения, что наглядно демонстрирует дело «Юкоса».

Во-вторых, люди должны быть готовы к довольно длительным срокам рассмотрения – 10 и более лет.

И главный минус - на данный момент государство, по моему мнению, не предпринимает необходимых действий. Граждан призывают судиться с агрессором, но при этом пока не обеспечивают необходимые механизмы поддержки и защиты.

- Но ведь есть прецеденты в международном праве, которые позволяют украинцам идти проторенной дорогой и добиться возмещения ущерба от военных действий.

- В том-то и дело, отдаленно похожих прецедентов в международном праве и даже делах ЕСПЧ хватает. Это, в частности, дела, инициированные жителями Кипра против Турции, гражданами Грузии и Молдовы против РФ, многие из которых были выиграны заявителями.

Но совершенно аналогичного прецедента еще нет, в какой-то мере наша сегодняшняя ситуация уникальна. Именно поэтому сложно выработать четкий план действий, который гарантировал бы получение компенсации пострадавшими в результате конфликта в Донбассе и оккупации Крыма. Неизвестно, как поведет себя Европейский суд сейчас, как будет принимать эти заявления.

Одни юристы предлагают обращаться напрямую в ЕСПЧ без предварительных исков в национальные инстанции, прохождения которых требует Конвенция, другие рекомендуют подать сначала заявления в судебные органы РФ. Третьи советуют экспериментировать.

Для меня в этом плане показательным примером является дело ЕСПЧ «Саргсян против Азербайджана», которое в июне проходило крайнюю стадию слушанья.

Господин Саргсян заявил о нарушении своих прав в результате карабахского конфликта: права на уважение личной и семейной жизни, права на собственность, на эффективную юридическую защиту, а также о дискриминации. Государство Азербайджан не предоставило необходимую защиту ему и его собственности, хотя и контролировало территорию, на которой он проживал.

В этом случае, судьи ЕСПЧ приняли заявление без предварительного рассмотрения судами Азербайджана. То есть, пострадавший не обращался в суды страны-ответчика, потому что не имел реальной возможности это сделать.

По словам правительственного уполномоченного по делам ЕСПЧ в Украине Бориса Бабина, подобный аргумент адвокаты могут использовать и при подготовке заявлений украинцев, пострадавших от конфликта в Донбассе.

-Какой пошаговый план действий можно сформулировать для обращения сегодня в ЕСПЧ о компенсациях?

1. Для начала необходимо давить на государство и законно требовать, чтобы оно выполнило свои первоначальные вышеупомянутые функции по защите прав пострадавших граждан. Поскольку государство само заинтересовано в обращении украинцев в ЕСПЧ.

2. Максимальный сбор доказательной базы – все, что вы можете приложить к заявлению: документы, фото, видео, карты, сообщения в СМИ о разрушениях в вашем районе или населенном пункте. Подтверждения из государственных органов о вашем статусе, о судьбе имущества и т.д.

3. Составление иска согласно всем требованиям с приложением доказательной базы и подача его в Канцелярию ЕСПЧ.

Приоритет ЕСПЧ отдает тяжелейшим преступлениям против прав человека, таким как лишение жизни, пытки, преследования. Но, тем не менее, я считаю, что нужно заявлять и о других нарушениях.

Для подачи в ЕСПЧ не обязательно заявлять только о нарушениях, по поводу которых существует стопроцентная уверенность, что они будут приняты для рассмотрения судом.

Например, человек считает, что он пострадал в большей степени и в более широком смысле. Суд позже разберется в обоснованности требований. Есть смысл в данном случае не скромничать, если вы располагаете доказательствами нарушений ваших прав. Однако ни в коем случае не стоит пренебрегать критериями приемлемости заявлений – выдвигать необоснованные претензии не только бесполезно, это может негативно сказаться на взаимодействии ЕСПЧ с другими гражданами страны в будущем.

- То есть, пострадавшему необходимо вначале ознакомиться с Европейской конвенцией и указать в заявлении те ее положения, которые, по его мнению, нарушены в результате конфликта, верно?

- Именно. Стоит обратить внимание, что предметом заявлений являются нарушения прав человека, связанные с действиями страны-
агрессора и подконтрольных ей сил, а не сами эти действия и их последствия в материальном плане.

Пример – разрушение дома. Это преступление по закону Украины и, также, может быть военным преступлением (запрещено стрелять по гражданским объектам), а в нашем случае, согласно Европейской конвенции, – это нарушения права на жизнь (если люди находились в доме во время обстрела), права на уважение личной и семейной жизни, права на собственность и т.д. Исходя из этого, заявителям необходимо настаивать, что все нарушения прав, которым они подверглись, являются прямым следствием незаконных действий РФ и подконтрольных ей лиц.

В рассмотрении дел ЕСПЧ и, в частности, вышеупомянутого дела «Саргсян против Азербайджана», большое внимание уделялось достоверности и полноте доказательств о принадлежности и состоянии пострадавшей недвижимости.

Понимаю, что сложно определить, в каком состоянии находится разрушенная военным действиями квартира или дом, если люди покидали их под обстрелами. Но нужно запросить подтверждение из Госреестра о том, что ваш дом действительно находится в населенном пункте или районе, где ведутся военные действия. Плюс подкрепить имеющиеся фото разрушений доказательствами фактического местоположения. Для этого можно запросить у госорганов (облгосадминистрации, располагающейся на контролируемой Украиной территории – авт.) документ или письмо о том, что дом на фото, действительно находится по указанному адресу.

В заявлении также укажите, что из-за конфликта и оккупации нет возможности вернуться в обстреливаемый или захваченный населенный пункт, район, а тем более жить там, из-за террора и преследований. Что существует постоянная угроза жизни.

Важно! У ЕСПЧ есть критерии приемлемости заявлений, если их не соблюсти в рассмотрении дела наверняка откажут.

1. Исчерпание национальных средств защиты прав. Мое мнение на данный момент – можно обращаться напрямую в ЕСПЧ с аргументацией того, что пострадавший не может добиться от России или от Украины компенсации ущерба и справедливости. Не забываем сообщить, что суды РФ отписываются письмами-отказами в аналогичных случаях – это дополнительно утвердит приемлемость и обоснованность заявления.

2. При обращении в ЕСПЧ необходимо указать персональные данные – анонимные заявления судом не принимаются.

3. Не принимаются заявления, если заявитель не понес существенного вреда из-за нарушений его прав.

- Насколько реально самостоятельно подготовить такое заявление?

- Далеко не все в состоянии качественно подготовить подобное заявление, также необходимо помнить, что людям может быть психологически и морально тяжело после пережитых событий.

Поэтому необходима консультация юриста, который объяснит, какие нормы Конвенции и дополнительных протоколов были нарушены в каждом из случаев, поможет приложить и систематизировать доказательства и правильно заполнить формы. Текущий формуляр заявления сложнее предыдущих его версий, именно поэтому сейчас острая необходимость в правовой поддержке граждан в данном вопросе.

-Каковы сроки рассмотрения обращений?

- ЕСПЧ традиционно завален исками из постсоветских стран на десятилетие вперед. Сейчас, согласно данным на сайте суда, он выносит решения по делам за 2012 – максимум 2013 годы. Есть также дела, по которым не принято окончательного решения с 2005 года. В настоящее время канцелярия Суда отчиталась, что приняла около 500 заявлений, касающихся военных действий в Украине. Когда эти заявления будут рассмотрены, неизвестно. Публикаций решений о приемлемости заявлений или каких-либо постановлений в базе Суда по Востоку Украины или Крыму мною пока замечено не было.

Дело «Кипр против Турции», например, ЕСПЧ рассматривал около 30 лет. В 2008 году Россия осуществила агрессивные действия в отношении Грузии, и иск последней в ЕСПЧ все еще рассматривается. В нашем случае, думаю, приблизительно к 2020 году можно будет говорить о каких-то первых результатах.

Но это не мешает отдельным гражданам обращаться в ЕСПЧ из-за нарушений своих прав в результате конфликта. Шанс есть. Возможно эффективнее даже будет подавать коллективный иск от всех пострадавших от конфликта на Донбассе.

- Сегодня говорят о том, что Украине было бы проще арестовать имущество РФ на своей территории и за счет его продажи рассчитаться с пострадавшими в конфликте в Донбассе. Как Вы считаете?

- Я считаю, что этот вариант эффективен с точки зрения удовлетворения пострадавших. Согласен, что это и немного проще, и быстрее, чем прения в ЕСПЧ. Моральные и даже общеюридические основания для этого сегодня у Украины имеются. Нет предметно-юридических оснований и механизма лишения РФ государственного иммунитета (кроме дипломатического и консульского) от украинских судов. Государство, к сожалению, само себя загнало в нелогичные рамки, увиливая от признания вооруженного конфликта.