В суде Покровска на Донетчине состоялось предварительное рассмотрение дела бойцов батальона «Донбасс», которые в 2014 году вместо милиции боролись с сепаратизмом в городах Донецкой области.

После нескольких судебных заседаний в Бахмуте Донецкой области дело пятерых добровольцев батальона «Донбасс» было передано в Покровск, где 11 июля состоялось предварительное рассмотрение обвинительного акта, сообщает ИА «Вчасно».

Перед началом заседания представителей прессы сотрудники суда намеревались удалить из зала, однако после совещания судей журналистам разрешили присутствовать на процессе.

Пятерых добровольцев сначала подозревали в похищении людей, угоне машин, хранении оружия, через время в обвинении появилась новая статья - 257 «Бандитизм».

Однако адвокаты уверены, подобный термин нельзя применять к добровольцам, так как их действия не попадают под это определение. Да и судить за хранение оружия в зоне проведения Антитеррористической операции странно.

Несмотря на то, что прокуроры настаивали на формулировке «банда», адвокаты добились возвращения обвинительного акта на доработку. Судьи признали, что документ составлен с нарушениями.

Общаться с прессой прокуроры отказались, ссылаясь на то, что процесс только начался.

Состав преступления добровольцев

Речь идет о событиях в Покровске (ранее Красноармейск) и соседних городах в 2014 году, когда местная милиция оказалась беспомощной перед угрозой сепаратизма, а сторонники «русского мира» начали предпринимать попытки захвата территории.

«Конечно, тогда все в батальоне имели оружие, - комментирует обвинение доброволец с позывным «Механик». - А как иначе? Мы периодически выезжали на Пески, сопровождали волонтеров, помогали ребятам из «Днепра-1». Но я это оружие для преступлений не использовал».

Некоторые действия добровольцев в 2014 году были согласованы с милицией и СБУ.

«Тогда мы получали оперативную информацию от СБУ, милиции, граждан, которые давали данные на людей, причастных к сепаратизму, - вспоминает «Механик». - Чтобы защитить наш город от террористов, мы их задерживали. Милиция на тот момент фактически в городе не работала. К нам на базу приезжал начальник милиции и просил: «Давайте что-то делать».

Да, мы задерживали людей, брали от них объяснения, записывали показания и признания. В данный момент потерпевшие по делу – это люди, которые имеют отношение к референдуму в Красноармейске, Доброполье, Селидово».

Виновны или нет добровольцы батальона «Донбасс» теперь будут выяснять судьи. Однако возникает много вопросов и к потерпевшим.

В зале заседания суда некоторые из них прячут лица от видео и фотокамер, не желая «светиться». Между тем, один потерпевший в 2014 году на своем рейсовом автобусе организовал подвоз людей на псевдореферендум.

Этот автобус бойцы «Донбасса» и забрали у него, машину отправили в Иловайск для выполнения на ней боевых задач.

Среди пострадавших есть еще один активный участник «референдума» и безработный. По информации, поступившей добровольцам, владельцы техники, которую у него изъяли, воевали в Донецке. Машины были отправлены для боевых выездов подразделения «Донбасс».

Еще у одного из пострадавших при задержании изъяли пистолет и препараты с содержанием наркотических веществ. На базе батальона этот человек писал признания и давал согласие на сотрудничество с милицией и СБУ.

По сути, в 2014 году, приходить с арестами к людям, подозреваемым в сепаратизме, и брать у них показания должны были правоохранительные органы. Однако милиция этого не делала, оставаясь пассивным наблюдателем в процессе противостояния «русского мира» и украинских патриотов.

Своих действий добровольцы не скрывают, от правоохранителей не бегали. «Механик» в 2015 году вернулся к гражданской жизни, все время находился в Красноармейске (Покровске). Другой доброволец «Якут» написал заявление командиру и поехал в отпуск в Запорожье, где пришел в военкомат и встал на учет.

Арест в январе 2016 года стал неожиданностью для них и еще их троих сослуживцев.

Свидетельства и показания сторонников сепаратизма, задерживаемых бойцами батальона «Донбасс», исчезли. Милиция и СБУ хранят молчание. Бывший руководитель подразделения, в котором несли службу добровольцы два года назад в Красноармейске, теперь заседает в Верховной Раде и не принимает участия в судьбе своих бывших подчиненных.

На суде добровольцев поддерживают участники АТО, волонтеры, друзья и близкие.

Особенности судебного процесса

Лишь один из пятерых подозреваемых добровольцев батальона «Донбасс» вышел под залог – семья с трудом, но сумела собрать 350 тысяч гривен. Остальным четверым подозреваемым назначили залог 1 млн 300 тысяч, 1 млн 500 тысяч гривен – суммы для семей нереальные.

Родственники обвиняемых добровольцев говорят о многочисленных нарушениях в ходе следствия и судебных заседаний.

«Во время следствия были допросы и без адвокатов, их называли беседами, - рассказывает Ольга Коростелева, жена добровольца «Якута». – Во время таких бесед на ребят давили не только морально, использовалось физическое воздействие. Муж говорит, готов был подписать, что угодно – боялся за меня, потому что угрожали: «Капец твоей жене будет».

Также непонятно, почему следствие и суды в Бахмуте вели в основном выходцы из Донецка.

После нескольких заседаний суда сложилось впечатление, что судьи работают по чьей-то указке или под давлением.

«На одном заседании судьей была девушка, - вспоминает Ольга Коростелева. – Она открыто смотрела нам в глаза, спокойно вела заседание. Вникала в суть дела. Потом ушла в совещательную комнату, вышла оттуда только через 3 часа и буквально покрытая нервными пятнами, не поднимая глаз, прочитала постановление не в нашу пользу и практически в слезах выбежала из зала».

Статья 257 «Бандитизм» также появилась в обвинении не случайно.

«По этому делу какая-то непонятная история получилась - во время досудебного расследования вменяли 146-147 статьи, а за неделю до ознакомления с материалами дела появилась 257 статья «Бандитизм», - говорит адвокат Виталий Погосян. – То есть, предвидели, что будет амнистия, и выдвинули обвинение по статье, которая под нее не попадает».

Адвокаты обвиняемых добровольцев отмечают нарушения и во время судебного процесса.

Дмитрий Коробко с первых минут заседания суда в Покровске указал на то, что судьи даже не поинтересовались его данными, не зная, кто он. Также адвокат заявил, что не получал повестку на заседание, а узнал о нем от журналистов.

«На сегодня тенденция такая, что всех добровольцев стараются разделить и закрыть, - говорит адвокат Виталий Погосян. - Это было предсказуемо еще год назад. У меня дело сейчас рассматривается в Мариуполе - половина потерпевших живут в Донецке. И если за сепаратизм осуждено около 20 человек, то среди военнослужащих и добровольцев почти 2 тысячи. Так у нас АТО или что?».

Адвокаты из Киева и Днепропетровска, которые сейчас выступают в защиту добровольцев из «Донбасса», отмечают, что суды в донецком регионе по-своему трактуют уголовно-процессуальный кодекс, работают больше по указанию "сверху", чем по закону.

Вопросы без ответов

Сложно рассматривать сегодня напряженную ситуацию, которая была в городах Донбасса в 2014 году, со стороны законов мирного времени. Паническое состояние людей, хаос, отсутствие порядка, агрессия со стороны, попытки захвата власти, практически бездействие правоохранителей — так было почти в каждом населенном пункте области.

И если уж государство сегодня решило расследовать по закону события того времени, то возникают вопросы, на которые общественность никак не может получить ответы:

- Почему правоохранители и сотрудники СБУ, которые бездействовали в Донецкой области в 2014 году, а это привело к тому, что на защиту своих городов с оружием в руках встали обычные люди, так и не понесли за это наказание?

- Почему не несут ответственность по закону чиновники, госслужащие и другие лица, которые причастны к организации и проведению незаконного референдума в городах Донбасса?

- Почему расследования и судебные процессы на Донетчине проходят с многочисленными нарушениями?

- Почему подозреваемых в сепаратизме суды отпускают под приемлемый залог, и потом эти люди скрываются от правосудия на оккупированных территориях, а добровольцам назначают «неподъемные» суммы залога и держат за решеткой? При этом те из них, кто на свободе и под следствием приходят на каждое заседание суда.

- Куда пропали свидетельства и доказательства сепаратизма, содействия террористам «ДНР/ЛНР», которые предоставлялись в 2014-2015 году в правоохранительные органы и СБУ?

- Кому выгодно такое однобокое соблюдение законов Украины и кто оказывает давление на судей Донетчины?