21 января 2015 года силы АТО вышли из Донецкого аэропорта, завершив 242-дневную оборону этого стратегического объекта. О событиях, ставших историей украинской армии, во вторую годовщину окончания обороны ДАПа вспоминают военнослужащие, волонтеры, журналисты, жены бойцов — те, для кого Донецкий аэропорт навсегда врезался в память и стал личным испытанием на прочность.

Внутри Донецкого аэропорта / Фото Сергея Лойко
Внутри Донецкого аэропорта / Фото Сергея Лойко

Бои за контроль над Донецким аэропортом между украинскими военнослужащими и российско-оккупационными войсками начались 26 мая 2014 года. За два года до этого международный аэропорт имени Сергея Прокофьева был реконструирован к Евро-2012. Тогда никто не мог предположить, что ДАП вскоре станет символом мужества и стойкости украинских военнослужащих, которых назовут «киборгами» за то, что удерживали его в невероятных условиях.

242 дня обороны ДАПа оставили неизгладимый след в судьбах тысяч самых разных людей. 

«Первый мой бой – это был ДАП – место, куда меня воткнули после месяца подготовки», — боец «Бродяга»

Участник обороны ДАП боец "Бродяга"
«В аэропорт я вообще не собирался попадать, - вспоминает боец с позывным «Бродяга». – Но первое место, где я увидел войну, первый мой бой – это был ДАП – место, куда меня воткнули после месяца подготовки».

Так совсем юный парень стал корректировщиком огня. Наверно в силу своего возраста «Бродяга» несмотря на напряженную ситуацию в ДАПе фиксировал на видео все, что происходило вокруг. Чтобы узнать о том, как «киборги» живут и воюют в стенах полуразрушенного терминала его короткие видео-отчеты, снятые на самый простой телефон, ждали тысячи украинцев.

«Не все так плохо, за исключением того, что повсюду валяются трупы, части тел и долбят постоянно», - говорит боец в одном из своих видео, находясь в еще державшейся диспетчерской вышке.

С«неба» ДАПа, как между собой бойцы называли вышку аэропорта, «Бродяга» корректировал огонь украинской тяжелой артиллерии.

Находясь в башне, бойцу каждый день приходилось смотреть на остатки тел боевиков, которых не спешили забирать «боевые побратимы».

«Они у меня кучами валялись, — вспоминает «Бродяга». — По их же просьбе и собирал их «жмуриков». 14 декабря были собраны все вражеские двухсотые, разбросанные, разорванные пополам, без головы, четыре месяца там лежавшие…мы их всех собрали. Уже на следующий день, на своей огневой точке выкидывал бетон после танкового обстрела и закладывался мешками, чтобы приготовить укреп позицию.

Враг этого не выдержал и накидал мне туда из АГСа (автоматический станковый гранатомет – прим.), тогда меня и ранило. Под Новый год выписали, рвался обратно. Это был бы уже третий мой заход в аэропорт, но бригада не отпустила».

«Спасали одних, теряли других», — волонтер-медик о последних днях обороны ДАПа

Эвакуацией раненых в последние дни обороны ДАПа также занимались волонтеры-медики из команды Ильи Лысенко, известного под позывным «Хоттабыч».

В интервью «ВВС Украина» волонтер вспоминал, что в момент трагических событий в аэропорту постоянно находились члены его команды и их спецтранспорт.

Илья Лысенко - "Хоттабыч" / facebook.com

«То, что творилось в последние дни в аэропорту - это было ужасно, колоссальные потери, — говорит «Хоттабыч». — Раненых вывозили и наши экипажи, и Правый сектор, и 93-я бригада. Там за 4-5 дней было около 130-140 раненых. Это и те, кто был в терминале, и те, кто спасал тех, кто был в терминале, и те, кто обеспечивал их прикрытие. Начиналось все с 12 раненых, а потом все переросло в это событие, когда с боями входили и выходили из терминала, спасали одних, теряли других.

Именно наши волонтеры Юра Шаман и Оля Кроха смогли наладить там "конвейер" по вывозу раненых. Только они двое вывозили около 60 человек. Вывозили в больницы Селидово, Красноармейска (нынешний Покровск –прим.)».

Точную цифру потерь сил АТО за время обороны Донецкого аэропорта сложно, участники событий говорят о многих сотнях жизней бойцов. Вместе с военнослужащими ВСУ в обороне ДАПа и боях за его окрестности принимали участие и добровольцы. 

Место гибели каждого украинского защитника вблизи аэропорта отметили боевые побратимы

Позиция «Зенит» в нескольких километрах от Спартака и шахты Бутовка. Отсюда рукой подать до стертого оккупантами с лица земли терминала Донецкого аэропорта.

Повсюду здесь самодельные надгробия, которые в память о погибших в бою побратимах создали те, кому посчастливилось выжить. После окончания обороны ДАПа здесь несли службу бойцы сводного отряда ВВС Украины «Дика качка».

Несмотря на то, что позиции воинов в 2015-ом утюжили регулярно, за местами памяти здесь всегда бережно следили. На всех памятных табличках стоит дата гибели украинских бойцов, на многих из них – указано 22 января 2015 года – окончание оборонительной эпопеи ДАПа.

«Полноценных захоронений там нет, но все места гибели бойцов отмечены, - рассказывает боец сводного отряда с позывным «Чивас». –  Бывает, находят части тел, какие-либо останки, в таком случае их хоронят, на месте ставят крест и указывают когда погиб боец».

Место гибели украинских бойцов возле Донецкого аэропорта

Место гибели украинских бойцов возле Донецкого аэропорта
Место гибели украинских бойцов возле Донецкого аэропорта
Место гибели украинских бойцов возле Донецкого аэропорта

«Первое, что бросилось в глаза – какое все вокруг хлипкое, и как просто их всех можно было там уничтожить», — журналист

Журналистка-фрилансер Лидия Гужва неоднократно пыталась попасть в самое сердце аэропорта, чтобы снять происходящее в ДАПе. Но найти контакт с военными, которые держали оборону аэродрома было не так просто, туда мало кого пускали, вспоминает девушка.

С батальоном ОУН журналистка провела несколько месяцев, живя с бойцами на передовых позициях в Песках. Одним из запоминающихся моментов стала поездка на метеостанцию аэропорта, которую занимали украинские военные.

Журналистка и режиссер Лидия Гужва

«Теперь могу сказать, одно дело туда хотеть, а другое дело быть там, — вспоминает Лидия о поездке в сторону аэропорта.- Так страшно, как по дороге на метеостанцию, мне наверно еще не было никогда в жизни. Здесь ты понимаешь, что в любую минуту в тебя могут попасть, и ты ничего не сможешь с этим сделать, это лотерея».

Привезя украинским бойцам, закрепившимся в метеостанции, провиант, первое, что заметила журналист – то, что жизнь украинских воинов защищают хлипкие стены, никак не готовые к регулярным «арт-прилетам».

«Это было помещение, не приспособленное для защиты. Ты видишь и понимаешь – одно попадание из тяжелого орудия разнесет всех в этом здании, настолько легко их можно было там уничтожить», — говорит журналистка. 

Бойцы вырыли окопы, из которых приходилось не выходить сутками. Запомнился Лидии и один из героев ее документального видео. Совсем юный защитник скрывал от родных и близких свое пребывание в самой «горячей точке» фронта: «А шо ж ти рідним кажеш, де ти? – питаю в нього. – Різне кажу. Ніхто не знає де я...».

Страх – это то, что сопровождало девушку постоянно, но не лишало стремления быть рядом с украинскими бойцами: «Страшно постоянно, на Песках ты или в метеостанции. Все это могло закончиться внезапно и трагично. Но это как было на Майдане — тебе просто хочется быть здесь, с этими людьми, и ты уже не думаешь, о том, чем это может обернуться».

«Слышишь в трубку – стреляют совсем близко, а он уверяет, что все хорошо», — жена военнослужащего

Миллионы людей следили за событиями в Донецком аэропорту — по телеэфирам, радиосообщениям, в социальных сетях. Сводки из ДАПа разлетались по интернету быстрее, чем официальные сообщения штаба АТО. И особенно сложно в этом информационном пространстве было родственникам украинских бойцов, которые не находили себе места, пока военнослужащие обороняли ДАП и вели бои рядом с ним. 

Одним везло — их сыновья и мужья возвращали по ротации из ада (так называли аэропорт), для других ДАП стал местом гибели близких людей. 242 дня родственники жили в страхе, не зная, что их ждет. Но все отчаянно верили в лучшее. 

«Мы мало разговаривали по телефону, это у них пресекалось, — рассказывает жена военнослужащего. — Телефоны пеленговали, звонки перехватывали. Так и ждешь, когда же будет следующий. Тяжело было и трудно, когда говоришь с ним, слышишь в трубку – стреляют совсем близко, а он уверяет, что все хорошо».

Участники обороны ДАП/ фото: Сергей Лойко

Бойцам редко удавалось вырваться из ДАПа и его окрестностей, чтобы элементарно помыться. О многих бытовых условиях военнослужащие забыли. 

«Из-за того, что много времени проводили в бункере, от них был такой характерный сильный запах сырости, - вспоминает супруга воина. – Там же влажность стояла сумасшедшая. Свежий хлеб на пару часов оставишь – в пластилин превращался. Вентиляции ,естественно, никакой не было. Форма быстро выходила из строя. Обувь быстро приходила в негодность, они же там по металлу и вечным осколкам ходили».

Летняя жара, зимний холод и пронизывающий ветер, недостаток продуктов, лекарств, постоянные обстрелы, невозможность сутками подняться на поверхность, чтобы элементарно сходить в туалет, отстуствие воды, тепла, необходимой одежды — все это было невероятно сложно.

Но главной была одна задача — удерживать позиции и не давать возможности боевикам продвигаться дальше. И вопреки всем трудностям и нечеловеческим условиям украинским военнослужащим это удалось. 

«Когда руины терминала превратились в "руины руин", оборонять стало просто нечего», — участник событий

20 января 2015 года стало последним днем обороны Донецкого аэропорта.

«Зайдя из подвала, противник заложил взрывчатку под нашими людьми и в момент детонации, под землю ушло все: перекрытие, люди, боекомплект, — описывает этот день участник событий, волонтер проекта «Повернись живим» Юрий Руденко. —  Вдобавок сверху, на головы людей посыпалось все то, что осталось от верхних этажей, после первого подрыва.

Участник обороны ДАП Юрий Руденко / facebook.com

Это было, словно ты проваливаешься в ад, хотя куда уж дальше. В одночасье, все заволокло пылью и дымом, прозвучал оглушительный взрыв, а затем "кто-то выключил свет". На удивление, сам каркас терминала продолжал стоять, а в куче мусора, среди битого бетона и под ним, остались лежать люди.

Наверное, самый страшный момент: когда не чувствуя ног, не зная остались ли они у тебя вообще ты ищешь оружие. Даже в таком плачевном состоянии, когда оборонять уже просто нечего - оружие, его наличие, твоя способность сражаться в любых условиях и делает из тебя воина. Хотя конечно, наверное, это просто адреналин и желание выжить.

Кому-то отдавило ногу, кому-то сломало спину: травмы несовместимые с жизнью, переломы, рассечения. Пыль, кровь, чьи-то вещи, чья то рука... Крик стоял жуткий, это страшно. Обрушение конструкций нанесло потерь больше, чем постоянные атаки, а противник, видимо посчитав, что внутри никто не выжил, не торопился с зачисткой, хотя подойти и просто забросать гранатами - было в целом делом несложным.

Люди принялись откапывать себя и друг друга, вынимать из-под завалов, раненных, пытались разыскивать тех, кто потерял сознание. Следует понимать, что даже если обрушение и не нанесло критических травм человеку, то обездвиженный он через несколько часов просто замерзнет. Самое ужасное, что были люди, которых нельзя было достать без крана. Живые, они еще подавали голос какое-то время.

До темноты, сколько было сил, доставали людей. Откопали немного оружия, даже соорудили новые баррикады из мусора. Запросили помощь, очень много было "лежачих". Ситуация была закритическая.

Донецкий аэропорт / фото: Сергей Лойко

После второго взрыва, когда руины терминала превратились в "руины руин", оборонять стало просто нечего. Несколько человек отправились пешком, прямо по открытой местности к своим, в попытках организовать хоть какую-то эвакуацию.

Блуждая в тумане, периодически попадая под обстрелы (причем не понятно даже кто именно стрелял) эта группа смогла выйти в Пески. Была организована попытка выехать к терминалу, чтобы вывезти людей, но близость позиций противника требовала очень точного и выверенного маршрута подъезда. Увы, ошибка в несколько десятков метров в белой мгле без ориентиров привела к тому, что машины были обстреляны и уничтожены.

Приблизительно в это же время была подорвана ВПП аэродрома: скрываясь в тумане на полосу вывезли прицепы со взрывчаткой. Был проведен подрыв и кумулятивные заряды расставленные в нескольких местах, проделали в покрытии ВПП глубокие, дыры.

Эхо взрыва всколыхнуло туман, но на фоне постоянно звучащего в тех краях "саундтрека войны", это просто был еще один "бабах". Структура бетона нарушилась, повреждена подушка полосы и ремонт полосы до состояния "готовности к безопасной посадке" даже в мирное время, с применением спецтехники займет несколько месяцев.

20 января Донецкий Аэропорт перестал существовать во всех его смыслах».

ДАП, годовщина, Донецк, оборона