Конфликт между несколькими переселенцами Красноармейска и местным представительством Красного Креста длится уже несколько месяцев. Журналисты медиа-центра «Вчасно UA» встретились с участниками инцидента и выслушали аргументы каждого.

Михаил Присяжный

«Мы пытаемся добиться правды. Некоторые беженцы рассказывают, что были случаи, когда в пакетах с гуманитаркой не хватало каких-либо продуктов – тушенки или сгущенки, например», - говорит Ирина, которая приехала из Ясиноватой. Кроме этого женщина утверждает, что проверить, как и кому распределяется помощь в Красноармейске, нереально.

Встречаемся с другим переселенцем – Михаилом Присяжным. Он рассказывает о том, что недовольные таким положением дел беженцы создали инициативную группу. Сначала в нее вошли 9 человек. Сейчас осталось трое. Остальных якобы подкупили продуктовыми наборами местные представители Красного Креста. Сам Михаил Александрович является руководителем инициативной группы беженцев.

«Ко мне обращаются люди, которые жалуются на недостачу продуктов в наборах гуманитарной помощи. Говорят, что не получают денег, которые должны распределяться между переселенцами. Вот меня интересует то, куда дели 140 тысяч гривен, выделенные на помощь переселенцам? Я знаю, что часть их пошла на помощь каким-то школам, военным. Почему деньги, предназначенные нам – переселенцам, используются не по назначению?», - возмущается Михаил Присяжный.

В разговоре с журналистами мужчина выдвинул массу обвинений в адрес представителей красноармейского Красного Креста. Однако на просьбу журналистов назвать имена обиженных переселенцев, которые могут подтвердить его слова, дать их номера телефонов или адреса, сказал, что так сразу не может этого сделать. Вопрос: «Есть конкретные доказательства и факты, подтверждающие ваши предположения?» Михаил Александрович оставил без ответа.

Руководитель Красноармейской городской организации Общества Красного Креста Людмила Полтавченко

Далее состоялся разговор с главой Красноармейской городской организации Общества Красного Креста Людмилой Полтавченко и с волонтерами. На вопрос о распределении пресловутых 140 тысячах гривен, журналистам предоставили документы, где было указано назначение - для приобретения товаров малообеспеченным семьям, пострадавшим в ходе вооруженного конфликта. Помощь была оказана конкретно многодетным семьям. Для них закуплены канцелярские товары детям, которые ходят в школу. Другая часть средств была потрачена на помощь людям, пострадавшим в результате обстрела Гродовки.

Отчетная документация красноармейского представительства Красного Креста

Все распределение средств зафиксировано в документах. Имеются копии чеков. Есть списки получивших помощь, соответствующие подписи.

«Любые выделенные нам средства имеют свое назначение и строгое предписание, куда мы их должны потратить. Эта помощь предоставлялась конкретно для малообеспеченных многодетных семей. Михаил Присяжный не входит в эту категорию», - комментирует инцидент Людмила Полтавченко.

Во время разговора возле кабинета собираются переселенцы, которые пришли за гуманитарной помощью. Спрашиваем их о том, были ли случаи недостачи продуктов в наборах с гуманитарной помощью. Никто из присутствующих не подтвердил этой информации.

Волонтеры

Волонтеры, которые помогают Красному Кресту раздавать помощь, говорят: «Пакеты формируем не мы. Нам привозят уже готовый набор. Мы не исключаем, что во время транспортировки может какой-то пакет порваться. Бывает и крупа высыпается. Но это единичные случаи. Сотням переселенцам раздаем эту помощь, и люди не жалуются. Однажды нам прислали меньшее количество продуктовых наборов, чем было людей, нуждающихся в них. Тогда мы просто делили эти наборы и давали частями, чтобы хватило всем».

«Я могу отчитаться за каждую копейку. И я уже это делала на одном из заседаний общественного совета Красноармейска. Мы сотрудничаем с разными организациями, и у них не возникает к нам вопросов», - добавила глава Красноармейской городской организации Общества Красного Креста Людмила Полтавченко.

На требования подозрительных переселенцев предоставить им отчеты о расходе средств и работе местного Красного Креста, Людмила Сергеевна отвечает так: «Я могу показать всю документацию правоохранительным органам, потому что они имеют законное право их проверить. Но я не могу предоставлять отчеты физическому лицу».

Очевидно, что этот конфликт еще будет продолжаться, потому что он уже перешел в плоскость личной неприязни со стороны противоборствующих сторон. Неоспоримым остается факт, что из 4000 людей, получивших гуманитарную помощь от красноармейских сотрудников Красного Креста, недовольными пока остаются 3 человека.