В зоне конфликта на востоке Украины, в Донецкой области, закрыт для въезда поселок Марьинка. Из него массово бегут жители. Украинские военные ждут штурма со дня на день, аналогичного тому, который был 3 июня, передает в своем сообщении корреспондент Радио Свобода Антон Наумлюк.

Марьинка - это, фактически, пригород Донецка. Позиции сепаратистов в 400 метрах от крайних точек украинских военных и пограничников, кроме того, обстрелы населенного пункта ведутся с террикона соседней шахты «Трудовская», которая давала работу большинству жителей до войны. Теперь шахта затоплена, до Минских соглашений там стояла тяжелая техника и артиллерия, а что творится сейчас, неизвестно: сепаратисты перекрыли туда доступ.

Марьинка обстреливается ежедневно, иногда несколько раз в день. Ближняя к Донецку часть пригорода практически полностью разрушена, но в остальных районах живут мирные жители. Массово покидать поселок гражданские, которые еще не уехали из-за военных действий, начали после 22 июня, когда перспектива полномасштабного наступления сепаратистов стала очевидной.

Блокпост в Георгиевке перед Марьинкой удается пересечь только с грузом гуманитарной помощи и в сопровождении военных, которые дислоцированы в поселке. В Марьинке до сих пор остается несколько тысяч человек, которые моментально разбирают 300 килограммов гуманитарного груза - в основном продукты и гигиенические наборы. Волонтеры раздают анкеты одной из международных организаций, которые пытаются мониторить гуманитарную ситуацию в зоне АТО (операции правительственных сил).

Молодой парень с позывным «Хохол» показывает нам разрушения после обстрелов. Район поселка, который прилегает к Донецку, практически полностью уничтожен, вместо домов - груды кирпича и остатки стен.

Обычно кратковременные бои в Марьинке начинаются ночью и заканчиваются к утру, а обстрелы - часов в 11 дня. Военные считают, что постоянные ночные бои в Марьинке - это разведка. 19 июня была попытка прорыва, но ее быстро отбили.

Во время штурма 3 июня интернациональная бригада сепаратистов «Пятнашка» неожиданно для украинских военных прошла до центра поселка. Стреляли из зениток и 122-миллиметровой артиллерии, а пехоту прикрывали несколько танков Т-72. Сепаратисты захватили здание отдела милиции, откуда их потом долго пытались вытеснить. «Когда 3-го июня бомбили, нам дали приказ «уйти», но наши ребята на первом, втором и третьем посту стояли до конца, удержали», - рассказывает пожилой боец с позывным «Ворон». Он из Херсонской области, в армии добровольцем, уже три месяца в Марьинке и не помнит ни одного дня без обстрела.

По всей видимости, Марьинку действительно пытаются взять в кольцо. По словам военных на передних позициях, к сепаратистам прибыло подкрепление - двести человек, которые сейчас обучаются на месте и во время ночных боев. Всем в поселке очевидно, что сепаратисты накапливают силы перед штурмом. Марьинка вытянулась, как язык, к Донецку, а вокруг - позиции боевиков, для которых принципиально важно захватить Кураховскую ТЭС. Оборонять поселок и равнинный район за ним, вплоть до Курахово, тяжело. После боя 3 июня бойцы не очень доверяют командованию, приказ «отступить» многими был воспринят, как попытка сдать поселок. В неформальных разговорах рассказывают о контрабанде, которая идет в «ДНР» под прикрытием офицеров. Еще меньше доверяют здесь миссии ОБСЕ.

​​«Никакого отвода тяжелой техники нет. Танки их, как стояли, так и стоят. У элеватора несколько дней назад ГРАДы стояли, это километрах в двух от нас. ОБСЕ приезжали однажды. В восемь утра они были тут, на этой улице, и с восьми утра не было ни одного выстрела. Они ничего не увидели», - рассказывает молодой парень Миша, который отводит нас с передовых точек вглубь поселка.

На самом деле ОБСЕ, во всяком случае во время боя 3 июня, реагировала достаточно оперативно. Движение техники сепаратистов было зафиксировано днем ранее, но, когда начался бой, ответственные представители «ДНР» оказались «недоступны» для ОБСЕ, которая пыталась убедить боевиков не штурмовать поселок с несколькими тысячами мирных жителей.

Война повсюду. Усталость выливается в разочарование, недовольство командованием - тем, что нельзя в ответ на штурм боевиков пойти в наступление.

Местный житель Вячеслав Ничпорук уезжать из поселка не собирается. «Это мой дом, почему я должен его бросать, если это они ко мне пришли, а не я к ним, - говорит он о сепаратистах. - Их сюда не звали. Они говорят: «Мы вас защищаем». От кого? Я работал на «Трудовской шахте», где два месяца стояли ДНР-вцы, прятали там свою технику. Сейчас сказали: «Пока мы украинцев отсюда не выгоним, мы работать на шахте не дадим». Бойцы их все последнее оборудование оттуда утащили. В принципе, они не в состоянии реанимировать шахту, которая была два раза затоплена. Это же не Украина поставила первые блокпосты. Мы тут спокойно жили, нас никто не трогал, а пришли ДНР-вцы и решили нас от кого-то защитить. За восемь месяцев, что здесь Украина, у меня, может, раза три проверили документы. А ДНР-вцы проверяют всегда. На тебя смотрят, как на врага. Если они говорят, что кого-то освобождают, то чего они боятся? Я так понимаю - оккупант всегда боится местное население».