Спокойная жизнь для сотрудников Донецкой ОГА закончилась в марте прошлого года. Именно тогда начались попытки захватить главное здание области. Очевидцами тех событий были сотрудники пресс-службы, которые видели захваты и после этого вынуждены были вести кочевой образ жизни. Подробности журналисты медиа-центра «Вчасно UA» услышали от заместителя начальника Управления информполитики и по вопросам прессы Ильи Суздалева.

«Вчасно UA»: Когда были первые попытки захвата здания обладминистрации?

Илья Суздалев: 1 марта сторонники «русского мира» заняли первый этаж. Через два дня заблокировали сессию облсовета и не выпускали людей из зала. Захватчиков «выкурили», но в течение следующих четырех дней снова были попытки завладеть зданием. К 8 марта их вновь удалось выгнать из администрации. До начала апреля мы работали спокойно. 6 апреля я пришел на работу, а через час начался очередной штурм обладминистрации.

- Каким образом это происходило?

- Пришла толпа с лозунгами «Таруту вон!». Начали раскидывать милиционеров, сделали это достаточно быстро. Окружили администрацию. Зашли во двор. Легко залезли на первый этаж – там низкие окна. Видно было, что ребята крепкие, подготовленные . Когда в здание ворвались, выломали дверь в кабинет губернатора, выбросили украинский флаг.

- Кто из сотрудников администрации в этот момент находился в здании?

Во вторую неделю после захвата уже на каждом этаже стояли люди с автоматами. И нам приходилось выносить свои вещи под прицелом. Среди этих людей мы встречали и знакомых.

Илья Суздалев

- Это было воскресенье. В приемной сидела дежурная, несколько охранников, я пришел поработать. Мы успели вовремя унести ноги оттуда. Пока они по кабинетам ходили, мы позвонили диспетчеру, она включила нам один лифт и мы спустились в подвал. В это время его уже начинали баррикадировать. Чтобы выйти на улицу, нам пришлось убеждать всех, что мы уборщики. Нас выпустили.

- После этого в здание администрации вы уже не возвращались?

- Со следующего дня начали ходить туда под видом зевак. А потом стали пытаться выносить то, что осталось.Потому что новые хозяева здания тащили из него все - технику, телевизоры, компьютеры, сканеры и многое другое. Выносили в обычных пакетах, увозили на машинах.

Мы шли по коридорам и видели, как валяются документы и трудовые книжки. Причем сотрудников, которые еще с Советского Союза тут работали. Мы оставшиеся документы и вещи пресс-службы две недели по чуть-чуть выносили.

- Вам разрешали заходить в здание обладминистрации?

- Они придумали какие-то справки, которые нужно было подписать на 2 этаже, если ты что-то выносишь с 7-го. Мы выписали у какого-то человека с битой в руках такую справку. Причем нам ставили на этих документах печати и штампы Донецкой ОГА. Когда пытались вынести свои вещи, говорили охране, что вот нам выдал Коля справку. «Какой Коля? У нас нет таких», - отвечали нам. «Ну, так сменились, наверно, ваши», - невозмутимо мы говорили. И так нас пропускали.

Во вторую неделю после захвата уже на каждом этаже стояли люди с автоматами. И нам приходилось выносить свои вещи под прицелом. Среди этих людей мы встречали и знакомых. Так, я бывшего коллегу видел. Он оказался комендантом какого-то этажа. Вот с ним договаривался тоже.

- А еще кто-то, кроме пресс-службы, пытался спасти свои вещи из здания?

Бывшие сотрудники Донецкой ОГА работают в «ДНР» министрами здравоохранения и соц политики, руководят центром занятости. Из департамента образования достаточно много осталось там.

Илья Суздалев

- Пытались. Но чиновники – они аморфные. Они начали выносить, когда там уже почти ничего не осталось. Несколько отделов пытались что-то спасти. Но администрацию почти всю разграбили. Мои коллеги рассказывали, как пришли в свои кабинеты, а там, на столах, какие-то матрасы валяются – видимо, так там спали. Везде валялись бутылки из-под спиртного, мусор.

- Были попытки наладить диалог с захватчиками?

- Лукьянченко и Тарута пытались встречаться и разговаривать, но там перед товарищами другие совсем задачи стояли, и никто договариваться не хотел.

- Как вы работали после того, как здание обладминистрации захватили?

- Пресс-служба переехала в здание по другому адресу. Чтобы организовать работу, мы кинули клич по СМИ. Нам помогли собрать мебель и технику, чтобы оборудовать рабочие места.

- В Донецкой обладминистрации были те, кто поддержал захватчиков и перешел на их сторону?

- Как таковой администрации тогда уже не было. Многие работали дома или просто уехали из города. Переходить начали с осени уже. Например, сейчас бывшие сотрудники Донецкой ОГА работают в «ДНР» министрами здравоохранения и соцполитики, руководят центром занятости. Из департамента образования достаточно много осталось там.

- К вам по новому адресу приходили? Разыскивали вас?

- В какой-то группе в социальных сетях вроде разыскивали, но я не следил за этим. Тогда многих искали. А пришли к нам в июле. Искали конкретно меня и начальника информационного отдела. По стечению обстоятельств, из сотрудников пресс-службы на месте была только одна девушка. Она быстро сориентировалась и сказала, что зашла в кабинет полить цветы.

Мы старались постоянно давать информацию на сайт Донецкой ОГА, чтобы люди видели, что власть есть. Это было очень важно.

Илья Суздалев

В этот же день забрали Андрея Халецкого – исполняющего обязанности директора департамента внутренней политики. Он провел три месяца в плену.

Из наших кабинетов снова вынесли всю технику, включая неработающий холодильник. Сюда мы больше не возвращались.

- Где было следующее пристанище пресс-службы Донецкой ОГА?

- Потом мы переехали в Мариуполь. Пресс-служба ездила за Тарутой, а сама администрация находилась в Святогорске. Но основная масса сотрудников сидела по домам в Донецке. Как таковой деятельности администрации не было тогда. Но мы старались постоянно давать информацию на сайт Донецкой ОГА, чтобы люди видели, что власть есть. Это было очень важно.

Так как серверы находились в донецком здании обладминистрации, то там технически наш сайт отключили. Мы через неделю сверстали простейший вариант временного сайта с лентой новостей и продолжали давать информацию. Посещаемость была до 10 тысяч человек в день.

Только когда нас перевели в Краматорск, тогда начала собираться администрация. Кто был не согласен, уезжал назад в Донецк, кто хотел работать дальше – приезжал. С приходом губернатора Кихтенко к новому году уже основные службы были возобновлены.

- Где сейчас живут сотрудники Донецкой ОГА, ведь многие из Донецка, а работать нужно в Краматорске?

- Часть людей живет в Святогорске в пансионате и их каждый день возит на работу автобус. Это неудобно, ведь если один задерживается, то 45 человек его ждут. Часть сотрудников живет в одном из краматорских общежитий, кто-то самостоятельно снимает жилье. Семейные ездят к родственникам в Донецк только на выходные.

- Лично у вас, кто и что осталось в Донецке?

- Мне повезло больше всех, ведь я жил в общежитии и рад, что не успел взять кредит на жилье, как планировал это раньше. Родственников в самом Донецке у меня тоже нет. Поэтому в городе я не был с августа прошлого года.

- Чтобы хотелось сейчас увидеть в Донецке?

- Интересно пройти по знакомым улицам и любимым местам города. Очень хочется зайти и посмотреть, что сейчас происходит в здании администрации. Ведь мы работали там столько лет и даже не предполагали, что может произойти что-то подобное.