Штаб АТО занимается не только планированием военных операций, уделяется большое внимание и информационной политике. Этим вопросом на протяжении пяти командировок в Донбасс занимался подполковник, заместитель руководителя АТО Сергей Галушко. Журналисты «Вчасно UA» встретились с Сергеем Александровичем в тот день, когда он передавал дела своему преемнику и отправлялся в Киев, чтобы продолжить службу на должности заместителя начальника управления информационных технологий Минобороны Украины. В беседе Сергей Галушко рассказал об особенностях информационной войны.

«Вчасно UA»: Насколько сегодня сложно передавать на оккупированную территорию правду об Украине?

Сергей Галушко: Начнем с того, что делает противник. Создали они так называемое министерство информации. Там сидят сотрудники спецслужб другого государства, которые пытаются делать все в лучших советских традициях - цензура, ограничения интернет-трафика, блокировка сайтов, прекращение вещания украинских СМИ, попытки распространять свою информацию на территорию, контролируемую Украиной. Они подходят к этому комплексно.

Сегодня россияне реализуют против нас 25 целевых проектов. Все это объединено в информационную кампанию России против Украины. Это включает в себя несколько операций.

У нас есть реальные факты обстрелов боевиков по населенным пунктам, которые они контролируют. Зачем что-то выдумывать? Надо только открыть глаза людям.

Сергей Галушко

Например, против нашего высшего военного руководства, чтобы подорвать доверие к ВСУ и руководству государства. Второе направление – дискредитация милиции.

Третье – посеять раскол между силовыми структурами и обществом на территориях Донецкой и Луганской областей.

Есть еще проект влияния на иностранную аудиторию, чтобы уменьшить поддержку Украины в мире. А также согласованные операции по срыву программ военно-технического сотрудничества.

- Как нужно работать нам в таких условиях?

- Нам работать гораздо проще и легче, так как не надо ничего придумывать, а только говорить правду о реальных событиях. Нужно только, чтобы эта информация дошла до людей на оккупированных территориях. У нас есть реальные факты обстрелов боевиков по населенным пунктам, которые они контролируют. Зачем что-то выдумывать? Надо только открыть глаза людям.

- Люди на оккупированных территориях готовы воспринимать эту правду или нет?

- У нас есть возможность мониторить ситуацию, и помогают нам в этом зарубежные партнеры. Мы знаем, что есть информационный голод в оккупированных городах, вызванный желанием иметь правдивую информацию о реальной картине происходящего, альтернативу тому, что навязывает руководство так называемого ДНР.

Например, у нас есть данные, что количество продаж оборудования для получения сигнала спутникового ТВ растет на той территории и непосредственно пользуется спросом. Это говорит о том, что люди ищут альтернативу, и у них есть желание получать другую информацию.

Далее, мы видим, что с той территории приходит запрос на украинские интернет-ресурсы. Хотя их пытаются блокировать. Количество запросов показывает, что те ресурсы, которые дают информацию об оккупированных территориях, пользуются спросом.

Также мы мониторили возможность покрытия телевизионным сигналом. Оказалось, что в том же Донецке на обычную дециметровую аналоговую антенну можно получать сигнал 5 канала и Интера. Техническая возможность есть. Просто не все помнят, что существуют такие антенны. Они дешевые и дают возможность получать эти сигналы.

- А что делать таким городам, как Красноармейск, Доброполье, Славянск и другим, где по телевизору можно смотреть десятки российских каналов с пропагандой против Украины?

Среди служащих много людей с высшим образованием, умных, грамотных. Они не хотят смотреть совок, ширпотреб. Просят украинские телеканалы.

Сергей Галушко

- В Министерстве информационной политики уже занимаются реализацией проекта, который позволит прекратить вещание таких каналов. Сейчас он на этапе технического решения. Есть почти все для того, чтобы проект был успешно реализован.

- На днях появилась информация, что военным будут переданы тюнеры и антенны. Это тоже часть проекта?

- Это другой проект, и он уже реализуется для военных на опорных пунктах, блокпостах, где нет сигнала или есть возможность смотреть только телевидение противника. Было принято решение привезти тюнеры и спутниковые антенны для бойцов. Речь идет о сотнях комплектов, которые позволят бойцам получать сигнал украинских каналов.

- Какой информации не хватает сегодня на передовой?

- Военные не хотят видеть дэнээровские телеканалы. Ведь среди служащих много людей с высшим образованием, умных, грамотных. Они не хотят смотреть совок, ширпотреб. Просят украинские телеканалы.

- А какие телепрограммы больше всего интересуют военнослужащих?

- До войны армия состояла из срочников и контрактников. Сейчас уже шестая волна мобилизации – призваны люди разного возраста и социальных групп. Поэтому спрос есть и на научные, аналитические, и на музыкальные программы. Должен быть выбор.

- Когда люди приезжают в зону АТО, как меняются их взгляды?

- Длительное время навязывался стереотип об особом регионе – Донбассе и особых людей. Тот, кто здесь побывал, понимает, что кто-то пытался вбить клин между жителями региона и Украиной. И клин этот вбивали годами. Поэтому очень важно для того, кто сюда приехал, понять, что никакого клина нет. Людей нужно просто услышать и понять – это приходит в процессе общения.

- Вы приглашали музыкантов для выступления перед жителями Донецкой и Луганской областей и перед военными. Это тоже часть информационной работы?

Вражеская разведка за последние три месяца в своих исследованиях зафиксировала возрастание поддержки симпатии к украинской власти в прифронтовых городах.

Сергей Галушко

- Да, конечно. Музыка – тоже оружие, и работает оно эффективно. Я сам в суворовском училище играл на духовом инструменте, и папа руководил оркестром. У нас много военных коллективов, они всегда приезжают. Я стараюсь, чтобы они выступали сразу перед местными жителями, а уже потом перед военными.

Для жителей Краматорска вообще было открытие, когда впервые в истории города прошел парад военных оркестров. Когда оркестр начала играть гимн Украины, у меня была возможность посмотреть на лица людей – большинство искренне подпевали.

- А кроме военных оркестров другие представители культуры охотно едут в зону АТО и прифронтовые города?

- Каждую неделю поступают в штаб звонки от коллективов и разных артистов, желающих приехать. Мы поддерживаем такую инициативу. Недавно были три выставки картин. В комнате для совещаний штаба АТО планируем вывесить детские картины с одной из таких выставок.

Вражеская разведка за последние три месяца в своих исследованиях зафиксировала возрастание поддержки симпатии к украинской власти в прифронтовых городах – Славянск, Краматорск, Константиновка, Дружковка. Может люди не стали полностью поддерживать ее, но из числа колеблющихся появились симпатики или хотя бы с нейтральной позицией.

- Какую тенденцию вы наблюдаете сегодня в зоне проведения АТО – конфликт будет развиваться или нет?

- Угрозу прямой агрессии России я рассматриваю как минимальную, возможны со стороны боевиков эксцессы тактического характера. Противника сдерживает несколько вещей. Он видит возможности сил АТО - мы за последние месяцы значительно нарастили группировку. Противник понимает, какой понесет ущерб при наступлении. Ведь вариант, когда поедут гробы с российскими наемниками, неприемлем.

Запретительно-разрешительная система подачи информации себя в этом обществе не оправдывает – это вчерашний день. У нас есть преимущество перед россиянами – достаточно говорить правду.

Сергей Галушко

Путь решения проблемы – политический, дипломатический и экономический. Он более гуманный, чем рисовать стрелы на карте.

Во-вторых, противник, надеюсь, трезво смотрит на ситуацию и осознает, что уровень поддержки местными жителями не на его стороне. Куда они придут – туда, где их никто не ждет? У нас в истории уже было партизанское движение во время Второй мировой войны. Кто захочет получить пятую колонну себе в спину?

- Каким же образом будет интегрироваться оккупированная территория в Украину, если даже украинские СМИ не пускают туда?

- Дело в том, что сегодня мы живем в эпоху информационного общества, и невозможно скрыть от человека доступ к информации, он все равно его найдет. Путь блокирования информации – это путь в никуда.

Давайте вспомним режим Каддафи в 2011 году в Ливии. Он пытался блокировать доступ к информации, но не смог ничего достичь. Путин повторяет ошибки Каддафи. Хочет наступать на эти грабли – пусть наступает.

Запретительно-разрешительная система подачи информации себя в этом обществе не оправдывает – это вчерашний день. У нас есть преимущество перед россиянами – достаточно говорить правду. Например, я могу прямо говорить: да, у нас есть проблемы в армии с обеспечением формой, дисциплиной, но мы их решаем, и видим динамику уменьшения.

- Что самое трудное в вашей работе здесь – в зоне проведения АТО?

- Наоборот, здесь, в районе АТО, между военными служебные вопросы решаются гораздо легче и проще, чем на паркете. Жизнь диктует свои правила. Кто не находит общий язык с местными людьми и военными, тот тут просто не приживается.