Желаемых изменений и реформ в Донецкой области за два года не произошло, утверждают активисты и общественники. Власть работает старыми методами, госслужащие, которые организовывали незаконный референдум и проявляли свои сепаратистские взгляды, продолжают занимать руководящие должности, коррупционные схемы работают по-прежнему, чиновники не идут на контакт с активной частью населения и лишь имитируют деятельность. Количество претензий со стороны гражданского общества к Донецкой областной администрации растет. Об этом активист Святослав Федорчук говорил с журналистами ИА «Вчасно».

ИА «Вчасно»: Сегодня мы слышим от таких руководителей, как губернатор Павел Жебривский и начальник Нацполиции в Донецкой области Вячеслав Аброськин заявления о том, что им некем заменить своих подчиненных, к которым общественность предъявляет претензии. Что вы думаете по этому поводу?

Станислав Федорчук: Есть одна особенность системы, если мы говорим об управлении, которое не менялось еще с советских времен, эти руководители очень медленные, не современные, не креативные. Для них любые новые люди, независимо от их профессионализма и активности, являются препятствием в деятельности.

Представьте себе ситуацию, если полицию Донецкой области возглавит не Аброськин, а человек, который не был связан с милицейской системой, человек, который хочет бороться реально с преступностью. Тогда бы изменилось многое.

Мы направляли несколько запросов в Управление Нацполиции Донецкой области с простым вопросом – сколько же на самом деле правоохранителей и сотрудников СБУ, в том числе, перешли на сторону россиян и наших противников. Ответ нам так и не дали.

А по моей информации, милиционеры, которые не смогли трудоустроиться у российских коллаборантов и их пособников на оккупированной территории, приехали к нам и теперь работают в качестве украинских правоохранителей.

- Это происходит, потому что действительно невозможно найти кадры в Донецкой области?

- Относительно того, где брать кадры. Они есть, но за них придется платить, чтобы любой пристойный менеджер приехал в Донецкую область.

Что касается администраций, то они, как форма управления территориями, уже себя изжили. Это архаичная форма, которая пытается во всех областях Украины демонстрировать, что «без нас вы все пропадете». На самом деле, я думаю, если бы администрации исчезли в том виде, в каком они есть, то никто бы этого и не заметил.

Не вижу никаких причин, которые бы мешали Жебривскому осуществить кадровые изменения в Донецкой обладминистрации, сократить тех, кто не приносит пользы.

Станислав Федорчук

Есть процессы, в которых они не берут участие, а являются лишь статистами, только наблюдают. Например, мне интересно, чем занимается управление экономики. Управляют конкретными госпредприятиями? Нет – там есть свои руководители. Чем занимаются сотрудники этого управления?

Второй момент, очень важный, когда мы говорим о вопросах культуры, образования, помощи военным, следует понять очень простую вещь – нужны новые современные люди, которые могли бы своей волей, креативностью, контактами, сдвинуть с места эти вопросы.

- В Донецкой обладминистрации не работают в этом направлении?

- Сейчас мы видим, как Павел Жебривский имитирует взаимодействие с общественностью, каждый раз зовет ее за круглый стол, но по результату активисты, которые бы могли занять определенные должности и внести что-то новое в работу администрации, так и остаются в той же самой позиции, что и было во времена регионалов – Шишацкого и Близнюка.

Фактически, придя к власти благодаря Майдану, политический режим Украины не смог предложить новые лица, а только Жебривского, который прекрасно понимает, что область нуждается в новых людях, новых подходах в работе, но является заложником старой системы.

И я, честно говоря, не понимаю, в чем дело. Может, в Киеве есть директива жить по-старому, и поэтому Жебривский вынужден ее придерживаться? Но тогда вина ложится не только на губернатора, но и на президента. Если и дальше так будет происходить, тогда непонятно, каким способом можно наладить отношения между властью и обществом.

Я удивляюсь, как гражданские активисты находят в себе силы приходить и каждый раз слушать Жебривского, а не закрывать двери и больше там не появляться. Мне кажется, это очень рискованный путь для губернатора.

На кого он может опереться на самом деле? На «регионалов», которые видят в нем конкурента и с удовольствием бы его «съели без соли», на представителей предприятий, которые мечтают о дружбе с Россией? Кроме как на военных, ему не на кого опереться.

- В чем проблема губернатора? Он боится активистов и общественников?

- Это старая чиновничья привычка – делай что угодно, лишь бы не новое, чтобы твою работу никто не мог видеть, и тогда у тебя есть перспектива удержаться на своем месте. Я не вижу никаких причин, которые бы мешали Жебривскому осуществить кадровые изменения в Донецкой обладминистрации, сократить тех, кто не приносит пользы.

Я не связываю улучшение ситуации в Донбассе с деятельностью обладминистрации и ныне работающих чиновников.

Станислав Федорчук

Если у тебя нет бюджета, сокращай штат, обращайся к международным организациям и говори: «Уважаемые друзья, у нас прифронтовая зона, гуманитарный кризис – это серьезные вопросы. Пожалуйста, выделите зарплатный фонд на год или на два, чтобы мы могли задействовать специалистов, которые помогут нам решить проблемы». Но этого не происходит.

- После увольнения с должности заместителя губернатора, Виктор Андрусив рассказал, что Павел Жебривский обращался к правительству с предложением повысить зарплаты госслужащим и учителям. Яценюк пообещал это сделать, но потом субвенцию у Донецкой области забрали.

- Яценюк — это тот человек, который старается вообще не замечать проблем ни переселенцев, ни людей с оккупированных территорий. Всеми своими действиями и разговорами с гражданскими активистами он дал понять, что ни Донетчина, ни Луганщина не являются для него в приоритете. Чтобы тут не случилось, все будет решаться по принципу «пусть трава растет, а потом посмотрим».

- Как вы считаете, есть у нас в обществе потенциал, чтобы заменить пассивных чиновников на местах?

- Нам ничего не остается, кроме как создавать гражданские объединения более широко плана, чем традиционные общественные организации. Нужно осуществлять системное давление, искать депутатов, с которыми мы можем сотрудничать.

Объективно, вроде бы депутатов от Донецкой области в Раде достаточно, но межфракционного объединения, которое бы решало проблемы Донбасса, нет. Почему? Потому что, большинство депутатов не представляет, на самом деле, интересы жителей Донецкой и Луганской областей. И мы должны преодолевать этот путь сами.

Я не связываю улучшение ситуации в Донбассе с деятельностью обладминистрации и ныне работающих чиновников.

- Во многих городах Донбасса люди тоже не видят изменений, и возмущение по этому поводу растет.

- По сути, мы видим реванш Партии регионов, тех людей, которые поднимали российские флаги над местными советами. Эта ситуация вообще подрывает принцип украинской государственности. Если чиновники позволяют себе противозаконные меры и остаются безнаказанными, это сигнал для всего нашего общества.

Можно быть предателем Украины, делать противозаконные действия, быть соучастником преступлений и можно остаться безнаказанным. Это подрывает представление общества о власти вообще. Власть должна быть регламентирована криминальными, административными кодексами, и когда это не работает, то государственная система разбалансирована.

Губернаторы ведут кулуарные переговоры на уровне Верховной Рады и Президента, но это вся непрозрачная и недемократичная кулуарщина свидетельствует, что ничего не будет решено.

Станислав Федорчук

То, что происходит в Донбассе на протяжении последних двух лет – это попытка пожарной команды погасить огонь, который разгорелся уже очень сильно. Лить воду и давать интервью – вроде и не плохо, но нужны конкретные меры, которые могут максимально использовать потенциал гражданского общества, и только тогда люди будут доверять власти.

Я прекрасно понимаю, что военно-гражданские администрации связаны отсутствием нормативной базы и законодательных актов, которые бы регламентировали деятельность. Однако, вопрос – если губернаторы Жебривский или Тука не могут работать, почему они не обратятся к активистам с предложением вместе давить на Верховную Раду и Кабмин, чтобы создать систему, при которой можно работать? Этого не происходит.

Губернаторы ведут кулуарные переговоры на уровне Верховной Рады и Президента, но это вся непрозрачная и недемократичная кулуарщина свидетельствует, что ничего не будет решено.

Пример бывшего заместителя Жебривского Виктора Андрусива демонстрирует, что пришел человек с инициативой, возможно, с отсутствием опыта руководства людьми, но его кинули на амбразуру – без полномочий, без достаточной зарплаты, без мотивации, без возможности поменять людей и так далее. Человек просто устал биться головой о стену и ушел.

Сегодня не все активисты хотят быть политиками. Боятся разочарования, не готовы рискнуть свои добрым именем, чтобы пойти в систему, которая является коррупционной, непрозрачной, позорной.

- Существует мнение, что сейчас активисты устали. Тех, кто готов еще бороться за изменения в обществе, становится все меньше. Это действительно так?

- Часть устала, часть сложила руки, поняв, что масштаб того, что требуется – огромный. Но есть те, кто продолжает бороться. Я как волонтер и активист скажу, что, зная, сколько людей нуждаются в нашем внимании и помощи, я не могу уйти с этого фронта.

Если бы не настолько сознательное общество, которое есть сейчас, то неизвестно, где бы остановились войска Путина. Именно активная часть населения — это будущее Украины.

Станислав Федорчук

Конечно, бывают минуты разочарования и гнева, но я не вижу возможности уйти. Если человек сегодня старается что-то менять в обществе – это очень важно, критично важно.

Мои зарубежные друзья и коллеги говорят, что украинцы — это удивительная нация, они смогли заменить собой государство там, где его не было.

Я не вижу другого выхода, кроме как строить новое государство. То, что есть сейчас – это как старый шкаф, который нужно выбросить и сделать новый. Государство с новым парламентом, новыми отношениями между властью, обществом и медиа.

Я уверен, если бы не настолько сознательное общество, которое есть сейчас, то неизвестно, где бы остановились войска Путина. Именно активная часть населения — это будущее Украины.

- Каким образом нужно менять существующую сейчас систему?

- Нужна новая форма правления вместо существующих администраций. Либерализация экономики и разгосударствление.

Новая идея страны – это идея украинца, который способен самостоятельно заработать на себя и свою семью как самодостаточный человек.

Опыт войны показал, что общество держится только на тех людях, которые способны ассоциировать себя с ним и помогать другим. Не на олигархах, политиках, а только на тех, кому не все равно. И на месте власти я бы 10 раз подумал, что делать, чтобы не демотивировать этих людей.

Пока я не вижу, чтобы власть поняла, что мы — полноценные партнеры, и это партнерство не может базироваться на обмане.