Сотни тонн гуманитарной помощи для Украины собирают с 2014 года в небольшом немецком городке Бамберг. Инициативу Богдана Пушкар, настоятеля украинской греко-каталической парафии Святого Николая, поддержала диаспора и коренные немцы, а также студенты из Украины. В основном из Германии на Донбасс отправляют медоборудование, хирургические инструменты, больничные кровати, одежду, строительные материалы. О том, как за тысячу километров от линии фронта, в другом государстве, люди не остаются в стороне от украинской беды ИА «Вчасно» рассказал Богдан Пушкар.

Волонтер из Германии Богдан Пушкар

ИА «Вчасно»: Богдан, когда вы решили заниматься гуманитарной помощью для Восточной Украины?

Богдан Пушкар: Гуманитарной помощью я занимаюсь более 20 лет – высылал и раньше в Украину больничные кровати, одежду, обувь, мебель. Это были разные вещи – даже тракторы, комбайны, серверы для университетов.

Когда началась война, мы с парафиянами решили, что нужно что-то делать, ведь мы не можем стоять в стороне. Среди моих знакомых было много людей, которые пошли воевать, а лично мой друг погиб в Песках.

В Германии появилось большое количество беженцев. Так в сентябре-октябре 2014 года мы начали помощь Донбассу. Тогда за год мы выслали 275 тонн помощи, которая была отправлена и в города Донбасса - Артемовск, Краматорск, Лисичанск, Красноармейск, и другие.

- Кто первый откликнулся на ваш призыв помогать Украине?

- Когда я первый раз выступил с инициативой, местные немцы нас просто завалили вещами. В октябре 2014 года это были первые попытки собрать гуманитарную помощь в Бамберге для Донбасса. Люди принесли вещей на две фуры - 180 кубических метров.

Мне пришлось приостановить сотрудничество даже с некоторыми религиозными организациями в Украине из-за того, что они не отправляли помощь по назначению.

Богдан Пушкар

По этому поводу появилась даже статья в местной газете и это был настоящий резонанс - я и не ожидал такого. Стали собираться люди, которые все вещи сортировали и подписывали для отправки в Украину. Позднее мы отправили на восток 14 полностью укомплектованных реанимобилей.

- Как вы узнаете, куда и кому нужна помощь на Донбассе? Кто-то мониторит ситуацию?

- Сейчас я не вмешиваюсь в этот процесс, доверяя Международной Ассоциации Поддержки Украины. Она оказалась одной из наиболее эффективных организаций, которая успешно и оперативно работает. До этого мне пришлось приостановить сотрудничество даже с некоторыми религиозными организациями в Украине из-за того, что они не отправляли помощь по назначению. Говорили: «Вся Украина бедная, отче, посылайте больше».

Я в Германии прошу у людей одежду для помощи на восток, а она попадает, например, на волынскую организацию. А потом из целой фуры поехал на Донбасс только один «бусик» с вещами. Тогда мы моментально приостановили сотрудничество. И такое было не один раз.

- Что сейчас в первую очередь вы собираете в Бамберге для жителей Донбасса?

- Нам сообщают, где и какая клиника закрывается, помогают договариваться об оборудовании. Есть предприятия и фирмы немецкие, которые помогают.

У меня в Германии среди друзей есть врачи, которые отказываются от гонораров и берут детей из Украины на лечение.

Богдан Пушкар

Например, я прихожу договариваться и говорю: «Если у вас есть лишние операционные столы и оборудование, мы их заберем». Нам отдают, а потом выходит врач и выносит коробку перевязочных материалов для ожогового центра и говорит:

«Вот я сказал руководителю фирмы –поставщика, а он просил передать вам, так как у вас большая беда». Эти материалы на несколько тысяч евро.

Десятки килограммов хирургических инструментов мы забираем у клиник Германии, которые переходят на одноразовые инструменты.

- Это еще пригодные к использованию инструменты?

- Конечно! Клиника перешла с многоразовых инструментов, которые стерилизовались, на одноразовые. Поэтому инструменты можно стерилизовать и дальше использовать.

Знаю, что в прифронтовых городах Донбасса тяжелое положение с хирургическими инструментами. Я помню, когда мы в Артемовск в 2014 году привезли 55 больничных кроватей, тумбы, матрасы, рентген, то полгорода пришло посмотреть, говорят – мы такого не видели.

- Вы много получаете отзывов от украинцев о вашей помощи им?

- Очень много, собрать их все просто невозможно. Но вот чего мы стараемся не делать, так это когда местные политики хотят за наш счет получить какие-то политические дивиденды.

- Вы говорите об украинских политиках или немецких?

- Об украинских. В консульство Украины в Германии обращаются депутаты из разных областей, объясняют, что они не последние люди и так далее. Мы принципиально не хотим с ними работать. Если хочет, то пожалуйста, если он депутат и миллионер, то он может и сам приехать и купить для местной клиники оборудование.

- Из тех, кто работает рядом с вами вБамберге, что это за люди?

- У меня в Германии среди друзей есть врачи, которые отказываются от гонораров и берут детей из Украины на лечение. Например, у нас был маленький мальчик Климентий из Краматорска. Его маму убило бомбой, а он был тяжело ранен. Мы его привозили сюда. Сделали операцию на ручке.

Эта война помогла нам объединить людей разных национальностей с одними взглядами.

Богдан Пушкар

Сейчас мальчик пройдет реабилитацию в Украине и потом приедет на операцию ножки. Мы обратились в клинику, профессоры отказались от гонораров, нашелся спонсор в Украине, который оплатил все затраты – перелеты и другие, а мы тут обеспечивали перевод.

Но это не только один ребенок. Например, в Нюрнберг приезжают дети с Волыни – там есть такой район с радиацией сильной, где рождается много изуродованных детей. Ими тоже занимаемся.

- Ситуация на Донбассе изменила ваш круг общения? Вас изменила?

- Это объединило людей. Могу рассказать на примере еврейского сообщества в Германии. Теперь они поделились примерно на три равные части. Одни занимают проукраинскую позицию – помогают чем могут: собирают медикаменты, оборудование и другое. Вторые заняли открытую пророссийскую позицию «Путин – молодец» и с одной стороны тянут руку к немецкому хлебу, а с другой настроены враждебно пророссийски. А третьи считают, что они евреи, и Украина не их страна и не имеет к ним отношения.

Так вот эта война помогла нам объединить людей разных национальностей с одними взглядами. При загрузке каждой фуры 30-40 разных молодых людей собираются сортировать, грузить, и прочее. И это удивляет немцев.

- Это студенты из Украины, которые учатся в Германии?

- Да, они - костяк нашей команды. Они совсем другие.

- А коренные немцы принимают участие в вашей гуманитарной миссии?

- Да. Я стараюсь объяснить немцам, что помощь нужна в такой зоне в больнице возле передовой, где нет ничего, куда привозят раненых. Я стараюсь объяснить немцам, что это такая зона 15-20 км, где кроме украинской армии нет никого. Немцы не хотят быть втянутыми в эту войну.

Я вам скажу, что во время наших благотворительных акций в Германии мы встречаем больше людей с огромной симпатией к украинцам.

Богдан Пушкар

Меня спрашивают: «Отче, нет ли там военного назначения?». Для них это важно. Я, например, не знаю какое военное назначение может иметь реанимобиль. Ведь спасать жизнь нужно каждому – и военному, и тому, кто на другой стороне воюет, если он лежит раненый.

- В последнее время звучит мнение, что за границей люди уже устали от военного конфликта в Украине. Это действительно так?

- Понимаете, я сам устал. Завтра мои студенты должны загрузить очередные 2 фуры – кровати и матрасы, а еще машину - 20 тонн рубероида. Это крайне нужные вещи. И, кажется, что результата на первый взгляд не видно. Но с другой стороны, если мы остановимся, то вообще ничего не будет, и запустить это все второй раз намного сложнее.

Сейчас мы уже не ходим и не просим, как раньше. Теперь обращаются к нам и просят забрать груз. И мы оперативно за 2-3 дня забираем этот груз. С помощью постов в соцсети мы находим тех, кто приходит и помогает загружать.

- Что думают жители Германии о военном конфликте в Украине?

- Немцы прекрасно понимают, что это российско-украинская война. Тут только 5 колонна, российская, другого мнения.

Я вам скажу, что во время наших благотворительных акций в Германии мы встречаем больше людей с огромной симпатией к украинцам, которые готовы оказывать помощь.

А если чувствуется какое-то враждебное отношение, то я им припоминаю их историческую ответственность за то, что они ни один раз уничтожали Украину. Это было давно, конечно, они забыли, но я помню.

- Как вы думаете, чем закончится противостояние на Донбассе?

- Вы знаете историю судетских немцев? В 1938 году они начали в Чехословакии кричать: «Нас тут притесняют, мы хотим в Рейх». Гитлер забрал их в Рейх, при этом развалил всю страну. А там было всего 20% немцев, но они все же имели в Чехословакии свои школы, свои права.

И расплата пришла в 1945 году, когда те же чехи пришли и сказали: «Хотели в Рейх? Пожалуйста, в ту сторону». То же самое будет на Донбассе. Туда не придут галичане или волыняки, а местные соседи, которые точно помнят, кто и за что выступал, кого и куда звал, скажут упаковать сумочку (если будут столь любезны) и покажут в какую сторону идти.

Фотографии из личного архива Богдана Пушкар