О детской медиа-группе «Скрепка» из Горловки Донецкой области еще до войны слышали и знали многие — юные журналисты из Донбасса побеждали в различных конкурсах и фестивалях, были одними из лучших среди детских СМИ. В 2014 году подростки оказались в эпицентре военного конфликта на Донбассе. Как они воспринимали ситуацию, что произошло со «Скрепкой» после этого, рассказала журналисту ИА «Вчасно» руководитель медиа-группы Ирина Шевченко.

Ирина Шевченко, редактор медиа-группы
Ирина Шевченко, редактор медиа-группы "Скрепка" / фото из личного архива

До войны известная в Горловке журналистка Ирина Шевченко активно сотрудничала с местными, региональными и всеукраинскими изданиями, с 1997 года она возглавляла детскую медиа-группу «Скрепка», которая выпускала «почти серьезную» газету для подростков, делала программы для городских телеканалов и радио.

Дети были увлечены поиском интересных тем, брали сами интервью, писали, снимали, верстали, монтировали видео — творчество било ключом. 

Когда в 2014 году в Горловке стали появляться люди с оружием, многое изменилось для «Скрепки». 

Ирина Шевченко: Этого не забудешь. Все начиналось с митингов. На них ходили какие-то странные люди, которых никто не знал. И вели их тоже часто приезжие люди. Обычно на этих митингах собиралось 300-500 человек, максимум до тысячи. Половина из них были "титушки" и милиционеры. Были и горожане, которые кричали «Россия!». Страха у нас тогда не было, скорее недоумение: ну вышло 200-300 бабушек, поорали, разошлись. Мы не осознавали до конца серьезности и трагичности этих событий. В голову не могло прийти, что все закончится таким вот образом...

ИА «Вчасно»:  Городские власти реагировали на происходящее?

- Мэр Горловки Евгений Клеп постоянно собирал прессу в горсовете, просил не накалять обстановку, говорил, что нельзя разжигать конфликт, что всегда нужно искать какие-то компромиссные варианты. Мне кажется, никаких умышленно вредоносных действий с его стороны не было.

Штурм горотдела милиции в Горловке / news.bigmir.net
Что было? Молодость, недооценка ситуации. Наверное, ему было страшно. Он понимал, что все выходит из-под контроля, но, возможно, не мог адекватно оценить происходящее. Старался лавировать между различными группировками, искал выход. Но думаю, выхода у него не было, потому что "русскую весну" активно поддержали те, кто должен был ее предотвратить - большая часть правоохранителей.

Однажды журналисты  были на очередной встрече с мэром, когда толпа "титушек" захватила горотдел милиции и едва не погибли Андрей Крищенко (начальник горловской милиции, — ред.) и его заместитель Герман Приступа. Главного редактора городского сайта Сашу Билинского увезли в лес "поговорить" и "предупредить". Ему повезло, бандиты его отпустили, и он сразу позвонил мне, рассказал, что перед горотделом милиции толпа выкрикивала и мое имя, угрожая расправой за публикации о криминальных шахтёрских регрессах. Стало понятно, что опасность есть, и я с тех пор старалась пореже выходить из дому.

- Как юные журналисты из «Скрепки» воспринимали ситуацию?

- Дети, конечно, видели все. Пытались играть в происходящее, старались отразить это по-своему в публикациях — делали для газеты даже снимки с игрушечным оружием. Но все это быстро закончилось. Каждый ребенок был отражением взглядов своих родителей, поэтому я с ними о происходящем говорила очень осторожно, чтобы не вызвать семейных конфликтов. Но при этом в «Скрепке» всегда считали, что мы — украинцы и наша страна — Украина. 

Настя Лысенко, ученица «Скрепки»:  В 2014 году я приезжала на последнее занятие в Горловку из Донецка, куда поступила. Тогда уже многих ребят не было на занятии, родители их не отпускали. По городу проходили какие-то митинги, было тревожно. Занятие получилось скомканным. И тогда, и до этого, мы говорили о происходящем в стране. Ирина Леонидовна говорила, что, в принципе, исход этих событий может быть самым разным — переворот, война, что-то другое. Она давала нам понять — мир может в любую минуту измениться, и к этому нужно быть готовым. Готовым, как человеку, как гражданину и журналисту. Всегда отстаивать свою точку зрения и быть на стороне правды.
Горловский горотдел после захвата сторонниками "русского мира" /news.bigmir.net

За день до захвата горотдела милиции вечером я брала интервью у начальника Андрея Крищенко. Это интервью в итоге нигде не было опубликовано, потому что события начали слишком стремительно развиваться.

Помимо прочего я спрашивала его, как он собирается защищать горотдел в случае штурма. А он говорил: «У нас есть гарнизон, все нормально». Он был уверен, что гарнизон его поддержит и не думал, что большая часть подчиненных сдаст позиции.

После беседы он дал мне машину, чтобы добраться домой, транспорт уже практически не ходил. У офицера, который был за рулем, на выезде со двора здания я спросила:  «Тут все открыто, заборчик низенький, как будете защищаться, если попрет толпа?». А он ответил: «А зачем защищаться? От кого?».Тогда я поняла — между тем, что говорил Крищенко, и словами этого человека – пропасть, эти люди уже были готовы все сдать. На следующий день мы узнали, как и какой ценой пришлось защищать здание милиции и флаг Украины.

ИА «Вчасно»: В ваш адрес поступали угрозы со стороны террористов?

- Я не пугливый человек, но опасения были тогда. Мы прекратили занятия детей в «Скрепке», я перестала ходить на работу, тогда вышло распоряжение правительства, что можно не ходить, если есть угроза жизни. Во дворце детско-юношеского творчества стали появляться люди с оружием. Друг удаленно установил мне браузер ТОР, позволяющий анонимно выходить в сеть, и я работала, практически не выходя из дома. Информацию давал муж, соседи и друзья. 

На тот момент в Горловке оставалось 12 воспитанников «Скрепки», остальные уехали в другие города Украины. В апреле 2014 года медиа-группа прекратила свое существование. 

ИА «Вчасно»: Вы оставались в городе до начала боевых действий?

- Обстрелы начались в начале июля. Один из первых снарядов прилетел в мой дом: перед ним — шахтное поле и где-то вдалеке город Торецк. Мина влетела в квартиру на 9 этаже, пробила стену и упала в ванну с водой. Взрыва не было, мы только  услышали странный треск. Когда поняли, что снаряд попал в наш дом, это было только недоумение - как это?

27 июля был самый страшный обстрел. С седьмого этажа вся Горловка как на ладони. Я стояла на лоджии и смотрела, как расстреливают мой город. Видела, как ложатся снаряды по центру, взрывы, дым. Были попадания и в соседние дома. Я смотрела и думала, что там — мама, там — друзья, коллеги, там просто люди, которые гибнут, а я ничего не могу сделать. Стояла, как мишень, потому что и в меня мог попасть снаряд в любую минуту...

Настя Лысенко, ученица «Скрепки»:  Помещение нашей медиа-группы в оккупированной Горловке в Доме детского и юношеского творчества сейчас опечатано. Насколько я знаю, ничего подобного «Скрепке» там для молодежи нет. Ирина Леонидовна как журналист и общественный деятель много делала не только для нас, но и для дома творчества, для города. На занятиях учили не только журналистике —  учили дружить, общаться, выживать в социуме. И занятия всегда были интересными и непредсказуемыми. 
Обстрел Горловки / фото: Медиа-порт

Через пару дней я снова попала под обстрел в городе, когда ждала автобус на остановке. Слушала вой снарядов, грохот взрывов и вспомнила, как 27 июля людей размазало "Градом" на остановке "Мелодия" в центре города. Стало страшно. Отошла к деревьям и тихонько легла в траву – в позе отдыхающей: говорили, что лежать при обстреле безопаснее. Лежала и понимала, что со стороны это выглядит абсурдно и дико. А люди, глядя на меня, тоже стали расходиться от остановки и садиться в траву...

Обстрелы были ежедневные. «Бахи» превращались в какой-то постоянный фон. Вокруг все дома стояли побитые, и я думала, что не может судьба постоянно хранить нас. Мы постоянно обсуждали, в каком месте квартиры безопаснее спать, собрана ли "тревожная" сумка, стоит ли во время обстрела спускаться во двор... В начале августа друзья  предложили пожить в домике под Харьковом. И мы уехали. Думали - неделя, месяц, ну — два... И вот уже почти три года не видели дома…

ИА «Вчасно»: Как дальше сложилась судьба медиа-группы «Скрепка»?

- В конце 2014 года мы немного пришли в себя и осознали, что скорого возврата не будет, попросила друзей помочь перерегистрировать нашу общественную организацию «ЮнПрессКлуб» в Харькове. Эта организация позволяет решать финансовые проблемы, с ее помощью мы обеспечиваем работу детской школы журналистики и медиа-группы "Скрепка": газеты, сайта и канала на You Tube.

Собрать детский коллектив «Скрепки» удалось в конце 2015 года. Нашла часть своих выпускников. Сейчас одна из них — Настя Бажанова, работает редактором наших газеты и сайта. 

Место для медиа-группы в Харькове нашла случайно: зашла как-то в областную юношескую библиотеку и  меня «накрыло» — было очень странное чувство — смотрю вокруг и думаю: «Вот тут у нас будет медиа-центр, а здесь будут проходить занятия, и диванчик этот очень нам подходит». Оказалось, что сотрудники библиотеки давно хотели тут организовать кружок журналистики. Так мы начали работать в Харькове. И теперь сюда приезжают наши выпускники. Например, к нам приезжает девочка, семья которой из Горловки переехала в Бахмут. 

ИА «Вчасно»: В оккупированной Горловке остались ваши воспитанники? Общаетесь с кем-то?

- В Горловке осталось 5 детей из медиа-группы «Скрепка». Знаю, что один мальчик поступил в Донецкий университет. Иногда, когда эти дети пишут, то между строк читается — все там мрачно. Но я с ними на идеологические темы не веду беседу, а размещаю информацию на своих страницах в Фейсбуке и Контакте, чтобы они могли читать.  

Также поддерживаю связь с двумя родителями. Они пишут, в основном, о бытовых проблемах, в которых сквозит недовольство действиями «ДНР». Люди все понимают. И то, что они продолжают общаться со мной, подтверждает — на оккупированной территории есть проукраинские взгляды.  

ИА «Вчасно»: Сейчас «Скрепка» в Харькове вновь работает на полную силу?

- Да, с первой же газетой мы сразу отправились на любимый фестиваль "Жми на RECорд!" в Святогорск. И, естественно, заняли призовое место! Ездили уже с харьковскими «скрепками» и в Киев, и в Сумы. Наша методика работает одинаково в любом городе и с любыми детьми. Тот принцип работы, который мы исповедуем, стопроцентно из любых детей делает сумасшедших «скрепкеров»: журналистов, медийщиков и просто хороших творческих людей!

В феврале отметили 20 лет: ребята съехались со всей Украины, было тепло и весело. Всего в «Скрепке» получили журналистские навыки около 400 детей.

А я - всё ещё "играющий тренер": два года была выпускающим редактором журнала "Губерния", сегодня опять сотрудничаю с газетой "День". Жизнь переселенца - непростая, но сдаваться не собираемся.

О творчестве медиа-группы «Скрепка» можно узнать на сайте коллектива: http://skrepka-media.com.ua

Максим Рожков

Скрепка, Горловка, журналист, переселенцы, Донбасс, дети