После местных выборов в 2015 году в городах Донетчины качественный состав местной власти практически не изменился, а те единицы активных людей, искренне желающих работать на демократические изменения в стране, увольняются из горсоветов, так ничего и не сумев изменить в устоявшейся системе. Почему это происходит и как изменить ситуацию, рассказал ИА «Вчасно» активист, представитель движения «Сильные громады» Денис Бигунов, сотрудник отдела информполитики Славянского горсовета (2015 год).

ИА «Вчасно»: Денис, в чем проблема городских и областных органов власти в Донецкой области? Почему из этих структур уходят те, кто был готов работать по-новому на изменения в обществе?

- Я бы выделил 3 причины. Первая – это то, что большинство органов власти достались нам в наследство от Советского союза, где внутренняя корпоративная культура заключается в закрытости, неумении и нежелании открыто работать с громадой. Это формировалось последние 90 лет. Но в последнее время ситуация начала все же меняться. Когда я работал два года в отделе по вопросам внутренней политики Славянского горсовета, то мы старались все делать открыто. Но были и такие госслужащие, которые считали, что открытость не нужна.

Второй момент - нужны реформы. Вот в этом году в Славянске арестовали  заместителя городского головы за взятку в 150 тыс гривен. Также мы знаем, что и сотрудников управления капитального строительства спецслужбы уличили во взяточничестве.

«Сама корпоративная среда в органах власти осталась старая, и получается, что даже проукраинский чиновник вынужден работать по-старому, следуя правилам системы».

Так вот, когда ты честно работаешь, выкладываешься на 100 % и видишь, что рядом такое происходит – возникает какое-то странное состояние: с одной стороны, ты хочешь демонстрировать изменения в системе, но при этом не можешь говорить открыто о своих коллегах. И поэтому возникает такой внутренний психологический дискомфорт.

И третий момент – это низкая зарплата сотрудников органов местной власти. Например, в 2016 году, работая в горсовете, я получал 2500 гривен. То есть, госслужащие не мотивированы качественно работать - они думают, как поесть и обеспечить семью, хотя должны принимать решения по бюджету на сотни тысяч гривен.

- Сколько у вас в горсовете было таких, кто хотел что-то изменить и работать честно и тех, кто работал по старинке?

- На все это влияли общие политические настроения в Славянске. Например, треть населения в городе – это проукраинские люди, треть – аморфные, которые не понимают, что происходит вокруг, и еще треть ностальгирует по СССР.

Также было и в горсовете. Но при этом сама корпоративная среда в органах власти осталась старая, и получается, что даже проукраинский чиновник вынужден работать по-старому, следуя правилам системы.

ЧИТАЙТЕ: В Донецкой области не решаются многие проблемы из-за противоречивых и абсурдных действий правительства - бывший заместитель губернатора Донетчины Виктор Андрусив

- Ты лично ушел по какой причине из горсовета Славянска?

- В нашем городе после выборов победил Оппоблок, который рассказывал, что якобы русский язык у нас ущемляют, что НАТО - это что-то страшное, а Россия, которая оккупировала Крым и Донбасс, и чьи наемники убивали наших соотечественников - это наше братское государство.

«Закон предусматривает одно, и ты работаешь в этом направлении, но всю систему кренит влево, несмотря на то, что ты ее пытаешься выравнивать».

И вот эта партия пришла к власти в Славянске. Из 50 % явившихся избирателей она набрала 30%. Я просто не понимал, каким образом мне работать в такой команде, которая больше антиукраинская и пророссийская. Поэтому я и решил уйти.

Но плюс в том, что, как оказалось, Оппоблок, который пришел, состоял из  наших местных людей, и они были заинтересованы решать городские проблемы и не вели пророссийскую линию. Уже не было монопольного влияния центрального офиса партии на представителей в регионе, как это было раньше. И теперь эти люди занялись больше местными проблемами, чем общими задачами, которые им раньше ставили Ахметов, Колесников, Царев и другие.

У местных властей появилось больше конструктива, и появилась возможность с ними вести конструктивный диалог.

- Ты можешь привести пример такого конструктивного диалога?

- Если раньше любые общественные активисты казались чиновникам какими-то подозрительными элементами, то сейчас любая общественная организация обращается в горсовет, и мы видим отклик на ее обращение. Например, когда представители движения «Сильные громады» проводили мероприятие, то мэр Славянска тоже приходил, слушал и даже дискутировал на тему 100 дней работы нового состава городской власти. И это уже положительный момент.  Хотя на встрече были все лидеры фракций, кроме Оппоблока.

«Должна быть тактика перегруппировок - сформировались определенные демократические группы и пошли во власть – попытались что-то там сделать, не получилось, теперь они должны отойти, перегруппироваться, объединиться и пойти на следующие выборы с большим опытом».

Я не думаю, что у мэра или его команды настало просветление, просто сама жизнь и обстоятельства их заставляют быть более коммуникабельными и развиваться, соответствовать требованиям времени.

В Краматорске такая же ситуация. Но в Славянске мне кажется сейчас больше конструктива.

- Но при этом мэр Славянска пытался запретить общественникам и активистам проводить факельное шествие.

- Насколько я понимаю, мэра раздражает сам факт факельного шествия. Он пытался его запретить, и если раньше у него это получилось бы, то сейчас общественные активисты смогли отстоять через суд свое право и все-таки провели это шествие.

- Но люди активные все равно уходят из горсоветов и из областной администрации. Например, начальник Департамента информполитики ДонОГА Александр Меланченко, заместитель главы Донецкой ВГА Виктор Андрусив, которые стремились изменить систему и умели говорить с общественностью.

- И такие будут уходить, потому что система власти с тех пор, как ее основал в 1917 году дедушка Ленин, чтобы служить определенной группе большевиков, так и не изменилась. Система призвана обслуживать людей, которые «заказывают музыку» в этой стране, а не служить народу. Это философия служения не громаде. Поэтому те, кто приходит служить обществу, видят это несоответствие. Закон предусматривает одно, и ты работаешь в этом направлении, но всю систему кренит влево, несмотря на то, что ты ее пытаешься выравнивать.

ЧИТАЙТЕ: Заместитель главы Донетчины заявил об уходе с должности из-за эмоционального «выгорания» и маленькой зарплаты

- Но если не будет таких людей в горсоветах, тогда вообще ничего не получится и не изменится.

- Я считаю, что должна быть тактика перегруппировок - например, закончились военные действия в Славянске и Краматорске, сформировались определенные демократические группы и пошли во власть – попытались что-то там сделать, не получилось, теперь они должны отойти, перегруппироваться, объединиться и пойти на следующие выборы с большим опытом.

- Сегодня в горсоветах Славянска и Краматорска есть такие группы людей?

- Есть, но они пока не такие влиятельные, если сравнивать с 2013 годом, когда в Славянске был только один демократический депутат Олег Зонтов. Тогда над ним все смеялись, что все в Партии регионов и у них все хорошо, а он один как глас вопиющего. Сейчас таких людей на порядок больше, и с ними уже считаются, но еще очень много нужно сделать, чтобы изменить всю систему власти.