Все герои этого материала говорили с DW на условиях анонимности. Причины разные: кто-то переживает из-за того, что на Украине остались родственники - мужчины призывного возраста. Кто-то опасается, что из-за проукраинских взглядов у них могут быть проблемы в России. Их объединяет одно: они работают в Москве, но их корни на Украине. Они живут между двумя мирами, каждый из которых склоняет их к тому, чтобы сделать окончательный выбор - выбор, который всегда будет для них противоестественным.

Москва всегда была центром притяжения для трудовых мигрантов из Украины. Но в последний год им стало труднее - в первую очередь, психологически.

Старое дерево на новом месте

"Еду туда - дочку жалко. Еду оттуда - сына жалко", - говорит Людмила М., уроженка украинского города Винница. Она уже четвертый год работает няней в московской семье. Работу ей помогла найти дочь, которая уже давно замужем за россиянином и живет в Москве. "Я могла бы оформить разрешение на временное проживание (РВП), а потом и гражданство, - делится Людмила. - Но знаете, плохо растет старое дерево на новом месте. У меня на Украине дом, 2 гектара земли, огород, виноградник. Бросить все это, да еще отказаться от украинского гражданства мне было бы больно".

До начала 2015 года Людмила работала в Москве неофициально. Для того, чтобы легально находиться в России, ей нужно было каждые 3 месяца выезжать за пределы страны и въезжать заново. А с Нового года для всех трудовых мигрантов в РФ ввели патентную систему. Получить патент, по словам Людмилы, не так уж и сложно: "Регистрация, миграционная карта, медицинская карта", - перечисляет она необходимые документы. Ну еще надо пройти экзамены по русскому языку, истории и обществознанию, добавляет Людмила, а также заплатить 14 000 рублей и несколько раз съездить в населенный пункт Сахарово в 50 километрах от Москвы - единственное место, где можно оформить патент. "В первый раз - тестирование и медосмотр, во второй - забрать результаты, в третий раз - сдать документы, в четвертый раз - получить готовый патент", - говорит Людмила. В последний раз ей пришлось провести в очереди на подачу документов около 8 часов. "А, в общем, ничего сложного", - резюмирует украинка. Теперь она может на протяжении года безвыездно находиться на территории РФ.

Чужой среди своих

Большая часть опрошенных DW гастарбайтеров из Украины в нынешнем конфликте склонны занимать сторону Кремля. Отчасти это связано с пропагандистским эффектом российского телевидения, под влияние которого многие из них попали вскоре после того, как приехали в Россию. "Раньше я не понимала, почему люди выходят на Майдан, - признается Людмила. - В российских новостях Украину тогда показывали мало, а во время "оранжевой революции" 2004 года я вообще хотела, чтобы победил Ющенко". И только с конца 2013 года, когда сюжеты об Украине заняли главное место в российских телепрограммах, она "поняла", что к чему: "Оказывается, это Запад организовал Майдан! А мы этого не знали, нам этого не говорили!" И, хотя в семье Людмилы все говорят по-украински, она не смотрит украинское телевидение, считает, что Крым должен быть в составе России, а войну в Донбассе разжег Киев при поддержке Запада.

Но есть и более жизненные причины, по которым украинцы, работающие в Москве, занимают пророссийскую позицию - зачастую они сталкиваются с пренебрежительным и даже нетерпимым отношением у себя на родине. "Прохожу мимо соседского дома и слышу, как про меня говорят: "А некоторые у нас москалям задницы моют", - возмущается Ольга К., которая работает сиделкой, ухаживает за пожилой женщиной в московском районе Измайлово.В родном поселке в Херсонской области у нее остался 25-летний сын, которому она помогает, высылая деньги на покупку угля, электричество, коммунальные услуги. "Два раза ему уже повестка приходила. Пришлось нарисовать медицинскую справку - а что делать? За деньги у нас можно все". По словам Ольги, летом, пересекая границу между Украиной и РФ, она видела, как молодые люди призывного возраста платят деньги пограничникам, чтобы их не высадили из поезда и пропустили в Россию.

На самом деле, большинство жителей поселка, из готорого родом Ольга, выезжают на заработки в другие регионы. "У нас с работой стало совсем плохо: осталась только районная больница и маслосырзавод, сейчас он частный. Кто не уехал в Россию или в Европу, держат коров и сдают молоко. Больше у нас никакой работы нет". И вот теперь Ольге приходится выслушивать критику старых знакомых: "Говорят, Россия - страна-агрессор, а ты там работаешь", - сокрушается Ольга.

Свой среди чужих

Виталию П. из Днепропетровска, наоборот, пришлось разорвать отношения с некоторыми из московских знакомых. "Когда человек явно и публично поддерживает российскую агрессию на Украине, мне не о чем с ним говорить", - констатирует Виталий. У него другой миграционный статус: Виталий - специалист по IT-проектам в российской компании, которая сделала ему разрешение на работу как высококвалифицированному сотруднику.

В этом случае патент за 14 000 рублей и экзамен по языку не требуется. "Разрешение дается на три года, - объясняет Виталий. - С ним у меня вообще нет никаких проблем в России, если каждые 3 месяца выезжать куда-нибудь и въезжать снова". Не было у Виталия и проблем с выездом с Украины: "Правда, я всегда пересекал границу в аэропорту", - добавляет молодой инженер.

Проблемы у Виталия совсем другие - ему все меньше нравится, куда движется страна, в которой он нашел профессиональную нишу. Работая в Москве уже больше 10 лет, Виталий никогда не чувствовал себя полностью своим. "У меня была возможность получить гражданство, но мне это не нужно - мне не нравится, что тут происходит", - говорит Виталий. "Но, тем не менее, я постепенно становился местным - обзаводился друзьями, работой, привязанностями. И, как и многие местные, я не удовлетворен тем, что тут происходит. Но так как, не являясь гражданином, поменять я ничего не могу, мне, как и многим москвичам, приходится думать о том, как бы уехать".

У Виталия много друзей и на Украине, и в последнее время он все чаще думает и о том, как с их стороны выглядит то, что он живет и работает в России. Приезжая в родной Днепропетровск, он чувствует некоторую неловкость. Знакомые стараются не поднимать тему российско-украинского конфликта. "На что они мне откроют глаза? Я и так все вижу, со мной не о чем дискутировать. Раньше все было легко - когда приезжал, шутили: вот мол, москаль приехав. Конечно, я же для них москвич". Теперь, по словам Виталия, шутки прекратились.