Неужели в кабинете в Жан-Клода Юнкера нет ни одной книги по европейской истории? А если есть, то почему бы ему не ознакомиться с главой, посвященной Европейскому оборонительному сообществу (ЕОС)? Истории печального провала длиной более чем в 60 лет.План возник - интересная параллель к сегодняшнему дню - в разгар кризиса: в июле 1950 года Северная Корея при поддержке китайцев напала на Южную Корею, чтобы объединить страну под коммунистическим флагом. В Европе нарастали опасения, что здесь также может быть осуществлен подобный сценарий, и тогда был разработан революционный концепт, согласно которому вооруженные силы Франции, Италии, Западной Германии и стран Бенилюкса должны были объединиться под общим командованием. Коротко говоря: мы сильны, только если будем держаться вместе, - в отдельности же каждый недостаточно силен, чтобы навредить другому. Прежде всего эта позиция касалась Германии, доверие к которой спустя всего лишь несколько лет после краха эпохи Гитлера до сих пор не было восстановлено.Отказ от суверенитета не дается легкоНесмотря на то, что реализация плана спустя четыре года близилась к своему завершению, он все же провалился. И причем - в парламенте наиболее влиятельного на тот момент государства: в Национальном собрании Франции. Почему? Да потому что "гранд насьон" была просто не готова отказаться от такой значительной части собственного суверенитета. В конце концов, панический страх войны 1950 года к лету 1954 году уже заметно утих.

Жан-Клод Юнкер, глава Еврокомиссии, предложил сформировать единую европейскую армию и таким образом - очень явно - подать сигнал Москве. Однако подобная инициатива вряд ли осуществима, считает Феликс Штайнер.

Можно просто задать банальный вопрос: чем Париж 2015-го года отличается от Парижа в 1954-м? Как Франция, к примеру, планирует продолжать свое обширную военную операцию в Африке, если решение о малейших деталях должен будет принимать ЕС? Да, конечно, никак! Позволит ли Евросоюз вообще продолжать подобную практику? Определенно, нет! Инициатива Юнкера представляется невыполнимой уже на стадии предположения, просто потому, что однажды подобная идея уже потерпела поражение.Кто решит вопрос об участии бундесвера?Но, кроме Франции, есть еще и другие страны. Немецкий бундестаг обладает самыми обширными правами среди парламентов стран-членов ЕС в вопросах использования собственных вооруженных сил. Неужели кто-то всерьез надеется, что немецкие парламентарии спокойно откажутся от этого права в пользу кого бы то ни было, не важно, парламента или комиссии?Нет. Инициатива Юнкера не имеет никаких шансов еще и потому, что ее обоснование совершенно ошибочно. Политика Европы не достаточно убедительна, поэтому созданием общей армии можно показать России, что ЕС серьезно намерен защищать собственные ценности, утверждает Юнкер. Однако снова зададим вопрос: а что, собственно, изменится после того, как будет создана общеевропейская армия?

Объединенная армия, участие которой в каком-то новом кризисе будет категорически исключено, отпугивает не больше, чем наличие 28 независимых национальных армий, чье участие в рамках конфликта на Украине также исключается с самого начала. Политика Европы неубедительна прежде всего потому, что европейские политики зачастую противоречат друг другу и выступают несогласованно. Как, например, в том случае, когда большинство из них настаивает на изоляции Владимира Путина, а некоторые в то же время организуют его визиты или сами едут в Россию.Проблема европейской военной мощи также заключается вовсе не в национальной организации армий. Если сегодня страны ЕС все еще не состоянии защитить себя сами и зависят от США еще больше, чем во времена холодной войны, то это просто потому, что никто не хочет тратить необходимые на это средства. Кстати, именно в этом причина предательского воодушевления, которое вызвало предложение Юнкера в рядах немецких социал-демократов: общеевропейская армия создаст синергетический эффект и таким образом можно сэкономить немало денег - ведь хочется в очередной раз урезать бюджет на инвестиции в безопасность.Стоит поучиться у небольших государствГораздо большему Евросоюз может научиться у небольших государств: большинство из них уже давно организовали свои войска таким образом, чтобы они специализировались на конкретных видах оружия, востребованных в НАТО. Только такие крупные страны как Франция, Германия, Великобритания, Испания, Польша и Италия по-прежнему сохраняют в своих армиях принцип "широкой специализации": солдаты могут все понемногу, но ничего на самом деле хорошо. Специальные комиссии, которые могли бы способствовать дальнейшей специализации войск на уровне ЕС и НАТО, существуют уже давно. Жаль, что результаты их работы довольно скромны. Характер крупных держав, владеющих атомным оружием или правом вето в ООН, препятствует любому прогрессу.И последнее замечание Жан-Клода Юнкера: вот уже почти ровно десять лет боевые группы ЕС находятся в состоянии готовности - в качестве группы быстрого реагирования в Европе, а также в кризисных регионах Ближнего Востока и Африки. Ответственность переходит в порядке очереди от одного государства к другому, причем некоторые организации уже организованы на многонациональной основе - отличный пример для подражания. Одно лишь "но": за десять лет эти боевые группы не были задействованы ни разу - и это лишь вопрос совместной политической воли.Автор: Феликс Штайнер, обозреватель DW