"Внешняя торговля Германии под знаком растущих кризисов" - такую тему избрал для своей ежегодной пресс-конференции, состоявшейся в Берлине во вторник, 10 марта, глава Федерального объединения оптовой и внешней торговли Германии (BGA) Антон Бёрнер (Anton Börner). При этом, сразу объявил он журналистам, внешняя торговля самой Германии кризис не переживает. Совсем наоборот.

После рекордного 2014 года в Германии ожидают и в текущем году дальнейшего увеличения поставок немецких товаров за рубеж - в первую очередь в США, Китай и страны АСЕАН.

И 2014 год был рекордным - экспорт по сравнению с 2013-м вырос на 3,7 процента до 1134 миллиардов евро, а импорт - на 2 процента до 917 миллиардов, и на текущий год прогноз Бёрнера весьма оптимистичен. Он ожидает увеличения экспорта еще на 4,5 процента, а импорта - на 4 процента.

Импульс из США

Главными локомотивами роста немецкого экспорта стали в прошлом году Соединенные Штаты (плюс 7,5 процента), Великобритания (плюс 11,5 процента), Болгария (плюс 25 процентов), Венгрия (плюс 13,5 процента) и Польша (плюс 11,9 процента).

После острого финансового и экономического кризиса США, по словам Бёрнера, "оправились на удивление быстро". В Америке создано более трех миллионов новых рабочих мест, перечислял он, безработица вдвое ниже, чем в среднем в странах ЕС, а промышленный рост составил 2,4 процента в 2014 году - почти в три раза больше, чем в Евросоюзе (0,9 процента).

Европейский рынок, правда, был и остается главным для Германии: на него приходится 58 процентов и немецкого экспорта, и импорта. Но впредь спрос на немецкие товары будет расти в первую очередь в тех же США, Китае, экономический рост которого хоть и замедлился, отметил Бёрнер, но "остается на отрадно высоком и стабильном уровне", а также в странах АСЕАН, преимущества которых он видит в близости к китайскому рынку, низких кадровых издержках производства и благоприятной демографической ситуации.

Обвал в России и на Украине

Полную противоположность представляет собой ситуация в сфере торгово-экономических отношений Германии с Россией и Украиной. Тут и цифры за отчетный период не радуют Бёрнера, и прогнозы у него пессимистичные. Продажи немецких товаров в Россию уменьшились в прошлом году на 18,1 процента, а на Украину - на 33,1 процента. Не отразился такой обвал на общих внешнеторговых показателях Германии потому, что доля поставок в эти две страны составляет всего 3 процента немецкого экспорта и 4 - импорта.

Что касается России, то главными причинами падения немецкого экспорта Бёрнер считает не столько введенное Москвой эмбарго на импорт некоторых товаров из западных стран, сколько отсутствие инвестиций в российскую экономику и резкое снижение курса рубля, а на Украине - гривны. А еще, сказал он, - "подорванное доверие к российскому правительству и экономическому ландшафту страны".

Отвечая на вопрос DW, руководитель BGA, указал, что банки отказываются финансировать какую бы то ни было коммерческую деятельность в России и на Украине. Лучший барометр доверия, пояснил он, - это мнение банковского менеджера, отвечающего за оценку степени риска того или иного бизнес-плана.

Существенно повлияли на спад экономических отношений с Россией и западные санкции. "Санкции и в самом деле действуют очень болезненно", - заявил Бёрнер, причем, не только сами по себе, то есть те, которые официально введены. "Есть очень большая серая зона, - говорит он. - Банковские менеджеры по риску, мнение которых приходится учитывать при выработке предпринимательской стратегии, - это одно, но и сами концерны сомневаются в разумности ведения дел в этих странах, даже если речь не идет о сферах, в которых действуют санкции".

Скорого улучшения ситуации Бёрнер не ожидает. "Это все гадание на кофейной гуще, - ответил он, - спросите Путина, каким он представляет себе этот год". Если никаких радикальных перемен в ту или иную сторону не будет, то в BGA ожидают дальнейшего, но не очень резкого снижения германо-российского товарооборота.

Камень в ЕЦБ

Принято считать, что ориентированная на экспорт экономика Германии заинтересована в низком курсе евро. Антон Бёрнер называет такое правило верным только на первый взгляд и резко критикует чрезвычайно либеральную денежную политику ЕЦБ, которая, по его мнению, и привела к снижению этого курса.

"Германия, - говорит он, - и один из крупнейших в мире импортеров, и если бы не низкие цены на сырье, слабый евро оставил бы глубокий след в наших расходах на импорт, что привело бы к росту цен и на экспортные товары".

Кроме того, Бёрнер опасается, что действия ЕЦБ могут привести к "валютной войне", поскольку вынуждают другие страны принимать ответные меры по снижению курса отечественных валют. С начала текущего года, по его данным, это уже сделали центральные банки Вьетнама, Индии, Канады и Турции.

Не пойдет на пользу денежная политика ЕЦБ и кризисным странам самой еврозоны, поскольку, убежден Бёрнер, она не может заменить необходимые структурные реформы, а только служит стимулом брать все новые кредиты.

С Грецией, кстати, как с членом еврозоны глава Федерального объединения оптовой и внешней торговли Германии готов попрощаться, считая, что это имело бы даже позитивный эффект: "Мы не думаем, что в случае отказа Греции от евро мир рухнет. Скорее это приведет к укреплению евро, а не наоборот, и у инвесторов появится реальная перспектива навести там порядок".