Грета Фенер является исполнительным директором Базельского Института государственного управления. Она - один из ведущих европейских экспертов по вопросам поиска и возврата средств, выведенных за границу представителями преступных авторитарных режимов. С августа прошлого года Фенер консультирует Генпрокуратуру Украины по вопросу возвращения средств, выведенных за границу окружением экс-президента Виктора Януковича, который скрывается от правосудия в России.

О том, почему Евросоюз частично снимает санкции с окружения Януковича, DW спросила Грету Фенер, которая консультирует Генпрокуратуру Украины по возвращению украденных средств.

DW: Госпожа Фенер, на днях Евросоюз снял санкции с четырех человек, входивших в список приближенных к Виктору Януковичу, счета которых были заблокированы год назад. Почему так произошло?

Грета Фенер: Когда речь идет о возврате денег, ответственность лежит, прежде всего, на стране, которая обращается с соответствующим запросом. То есть, в данном случае - на Украине. Расследование происходит не так быстро, как все надеялись. А страны ЕС не могут бесконечно долго блокировать счета, не обладая вескими доказательствами того, что средства имеют нелегальное происхождение. Есть подозрения, но есть и права человека, право собственности. Очевидно, ЕС не увидел достаточных доказательств в четырех указанных случаях и снял с этих людей санкции. В то же время некоторые украинцы из санкционного списка очень активно боролись с блокировкой своих активов, в частности, в Европейском суде. Это сыграло свою роль.

- В списке лиц, с которых были сняты санкции ЕС, оказался сын бывшего премьера Украины Алексей Азаров. Его подозревают в отмывании средств и по этому делу в Австрии продолжается следствие. Как же можно было в данном случае снять санкции?

- Данное решение могло быть компромиссом. Некоторые страны ЕС требовали отмены санкций против определенных лиц, некоторые наоборот настаивали на сохранении ограничительных мер. В итоге было согласовано частичное сокращение санкционного списка. Но важно понимать, что снятие санкций не означает автоматического разблокирования активов. Пока будет продолжаться расследование, активы останутся заблокированными. С правовой точки зрения, это даже лучше, когда средства заблокированы на основании проведения следствия, чем на основании политического решения о санкциях.

- В чем заключаются трудности в поиске денег окружения Януковича за рубежом?

- Украинским следователям не хватает опыта в расследовании финансовых преступлений, опыта сотрудничества с иностранными экспертами. Есть также проблема сотрудничества между различными ведомствами. Кроме того, украинские следователи работают в непростых условиях. В частности, их зарплаты сократились в пересчете на иностранную валюту до 200 долларов в месяц. Эти факторы нельзя недооценивать. Я надеюсь, что новый Генпрокурор Украины (Виктор Шокин - Ред.) сделает возврат денег Януковича в страну приоритетом. При его предшественниках такой решимости не хватало.

- На Украине, когда речь идет о медленном расследовании возможных финансовых преступлений окружения Януковича, критикуют, прежде всего, собственную Генпрокуратуру. Но можно ли говорить, что правоохранительные органы западных стран - Швейцарии, Лихтенштейна или Австрии - достаточно активны в расследовании по подозрению в отмывании денег?

- У меня такое впечатление, что сейчас ситуация "повисла в воздухе": все стороны ждут правовой помощи других, и никто не знает, кто должен сделать следующий шаг. Наша совещательная работа, в частности, заключается в том, чтобы дать украинской стороне правовые аргументы, чтобы продвигаться вперед в расследовании, проявлять инициативу. Но и со стороны Запада есть некоторые страны, которые могли бы быть более активными. Становится очевидным, что некоторым странам не хватает политической воли сделать возврат средств, выведенных за границу авторитарными режимами, своим приоритетом.

- Когда мы говорим о деньгах окружения Януковича на западных счетах, о каких суммах идет речь?

- По моей информации, на данный момент в разных странах заблокированы сотни миллионов долларов. Хотя мы исходим из того, что украдено было больше миллиарда.

- Вы уверены, что эти деньги удастся вернуть на Украину?

- Я достаточно оптимистична относительно того, что деньги, замороженные в настоящее время на счетах в США и Западной Европе, удастся в течение последующих лет вернуть на Украину. Однако, вероятно, речь пойдет о незначительной доле того, что было украдено. Ведь представители свергнутого режима были неглупыми - они вывели в Швейцарию лишь часть денег. Однако они еще перестраховались и вывели деньги также в те страны, которые не сотрудничают с иностранными правоохранительными органами, в том числе в Россию. Для меня лично в данном случае речь идет о том, чтобы восстановить справедливость, вернув хотя бы часть украденного. Пусть даже это будет относительно малая часть.

- С нескольких человек санкции уже сняты, еще несколько фигурантов списка, в том числе брат бывшего главы администрации президента Сергей Клюев, могут избавиться от ограничений уже через три месяца. Что должны сделать следователи в Киеве, чтобы этого не произошло?

- Нужны четкие аргументы в пользу того, что выведенные за границу средства могут быть связаны с конкретными преступлениями. Нужны юридически оформленные обвинения с конкретной информацией, которая давала бы основания говорить, что деньги были выведены в ту или иную страну. В идеале должны быть указаны конкретные счета, на которые переводились деньги. Тогда есть основания надеяться, что через три месяца санкции не будут сняты.