Молодому фотографу Робину Хиншу (Robin Hinsch), оказавшемуся свидетелем расстрела протестующих на Майдане, не всегда удавалось запечатлеть события, участниками которых он становился. Однажды он и сам попал под обстрел. В 20 метрах от него падали раненые и убитые. Немецкому студенту удалось добежать до укрытия и, когда перестрелка затихла, он побежал в сторону гостиницы "Украина" рядом с Майданом, в которой и нашел прибежище. "Я не сделал ни одного снимка этой перестрелки. Мне совсем не хотелось в свои 28 лет умереть во время съемки", - подчеркивает Робин Хинш. Deutsche Welle попросила его рассказать о фотосерии, сделанной на Майдане, и о том, где в Германии можно изучать искусство фотографии.

Немецкий фотограф Робин Хинш много раз бывал в Киеве, был свидетелем расстрела Майдана. Он рассказал DW о своих поездках и о том, где в Германии можно выучиться на фотографа.

DW: Робин, где вы обучались мастерству фотографа?

Робин Хинш: Я начал учиться в Государственной высшей школе дизайна в Карлсруэ у известного профессора Эльгера Эссера (Elger Esser), затем в Ганноверской высшей школе по специальности "Фотожурналистика и документальное фото" и заканчиваю обучение в Высшей школе прикладных искусств в Гамбурге.

Я изучил практически все виды фотографического ремесла - от художественной фотографии и дизайна до классической документальной фотожурналистики. В Германии чуть более 25 вузов, в которых преподают фотодело и фотоискусство. У каждого из них свои особенности. Скажем, в Дортмунде и Билефельде делается ставка на классическое документальное фото, в Карлсруэ или Гамбурге можно овладеть искусством фотографии в более широком смысле.

Я по специальности - дизайнер средств массовой информации и коммуникации, а проще говоря - профессиональный фотограф-документалист. Кроме того, я много работаю в сфере видеосъемки, принимал участие в выставках со своими видеоинсталляциями. Многие мои однокурсники параллельно с фотографией занимались живописью.

- Но ведь не каждого желающего примут обучаться фотоискусству, для этого необходимы первоначальные навыки и способности. Как их оценивают при поступлении?

- Для этого при подаче заявления в вуз необходимо предоставить папку со своими работами. Это делается и для того, чтобы преподаватели могли распределить студентов по различным кафедрам в соответствии с их способностями - одним лучше удаются фотоэтюды, портреты, панорамные или ландшафтные снимки, другим ближе фотодокументалистика.

Если человек не предоставляет приемной комиссии фоторабот, то его шансы поступить в вуз равны нулю. Тем, кто подает документы в учебное заведение в Дюссельдорфе, например, где обучают азам классической художественной фотографии, не стоит подавать на творческий конкурс снимки, выполненные в документальном стиле из горячих точек. Таким людям лучше идти в вузы в Ганновере, Гамбурге или Дортмунде. Там учат тому, чтобы через свои работы не просто показывать, но и объяснять зрителям окружающий их мир.

Тем, кто занимается художественными фотографиями, стоит стремиться в вузы в Лейпциге, Дюссельдорфе или Карлсруэ. Здесь делают ставку на художественное мастерство. В Бремене, скажем, обучают также и оформительскому искусству печатной продукции, будь то книг, журналов, брошюр, рекламных плакатов.

- Робин, вы много раз бывали на Украине. С чем связан ваш интерес к этой стране?

- Интерес к Украине у меня возник еще в 2010 году, когда к власти пришел Виктор Янукович. Немецкие СМИ неоднозначно восприняли этот факт, многие журналисты предсказывали этой стране очень трудные времена. Для меня в ней пересекаются и смешиваются культуры и менталитет жителей Восточной и Западной Европы. И мой интерес как фотографа был сосредоточен именно на этих особенностях. Я много снимал на Украине в 2010 и 2012 годах. А в 2014-м оказался свидетелем расстрела Майдана. Мне было понятно, что Украина стоит перед большими потрясениями. Несколько месяцев спустя я снова вернулся в Киев. На днях я опять отправлюсь на Украину.

- Какие у вас планы на сей раз?

- Я пытаюсь с помощью длительных наблюдений за событиями лучше узнать украинский народ. Мне интересна динамика развития жизни в стране, перемены, которые в ней происходят. Я хочу понять, откуда украинцы черпают свои силы, добиваясь независимости и пытаясь самим решать, с кем им по пути - с Россией или странами Евросоюза.

- У вас есть серия фотографий, которая называется "Майдан". Каким вы его увидели?

- Это было место, где решалось будущее Украины. Там чувствовалось огромное напряжение из-за противостояния власти, которая пыталась освободить площадь от протестующих людей. А люди не хотели ее покидать до тех пор, пока в стране и во властных структурах не произойдут перемены, которые им обещали. Я много общался с людьми на Майдане, слышал разные мнения - от самых радикальных до взвешенных и реалистичных. Там был представлен самый широкий спектр взглядов и интересов: от "Правого сектора" и демократов до либералов и анархистов. Но у каждого была цель добиться лучшей жизни в стране.

- Что вас особенно удивило или потрясло на Майдане?

- Удивило в первую очередь стремление людей сломать существующую систему чуть ли не голыми руками, забаррикадировавшись от полиции. Многие буквально в хоккейных шлемах и строительных касках были полны решимости стоять до конца.

- Кроме серии фотографий о Майдане, в Германии выставлялись и другие ваши работы, снятые на Украине.

- Да, я участвовал в нескольких выставках - в Гамбурге, Аугсбурге, Лейпциге и Кельне. Среди моих работ есть и фотографии из Донецкой области - Краматорска, Славянска, Артемовска. На фотографиях о Майдане больше людей и документальных сюжетов, а из Донецкой области много ландшафтных и панорамных снимков. Тогда там еще не было войны. Во время моей новой поездки я планирую снимать в восточной части Украины, где ситуация остается весьма напряженной.

- Почему вас все время тянет на Украину?

- Для меня, как для фотографа-документалиста, эта страна привлекательна еще и потому, что я давно хочу понять, где на самом деле пролегают европейские границы. Я много снимал в Северной Африке, например, в Сеуте – испанском городе на северном побережье Марокко, практически по другую сторону европейской границы. Я ищу ответ на вопрос, где начинается и где кончается Европа, действительно ли ее культурные и ментальные границы пролегают там, где начинаются государства, не входящие в Европейский Союз? И все больше прихожу к выводу, что четких границ не существует, они размыты и более прозрачны, чем мы предполагаем. Именно это я и пытаюсь своими фотографиями донести до людей.