С апреля большинство крымских радиостанций потеряют право вещания на территории полуострова. Они не смогли вовремя оформить российские лицензионные документы и поэтому не были допущены к конкурсу на распределение частот. Что это - бюрократическое недоразумение, политическое давление или бизнес-интересы? В ситуации разбиралась DW.

Вопреки обещаниям российских властей, теле- и радиовещателям Крыма пришлось участвовать в конкурсе по перераспределению частот. В результате многие из них остались без лицензий.

Бюрократический спринт

Закон о принятии Крыма в состав РФ, принятый Госдумой 20 марта 2014 года, предполагал, что лицензии и другие разрешительные документы, выданные Украиной, продолжают сохранять свое действие на территории полуострова. Однако 1 декабря Госдума изменила свою позицию, установив, что украинские лицензии на теле- и радиовещание прекращают свое действие 1 апреля.

15 декабря Роскомнадзор объявил о проведении конкурса по распределению радиодиапазона, опубликовав список, в котором крымские вещатели обнаружили свои радиочастоты. Этот факт вызвал у них неприятное удивление, поскольку в сентябре посетивший Крым глава Роскомнадзора Александр Жаров уверил местных журналистов, что их перерегистрация пройдет "по чисто технической процедуре".

Теперь же, чтобы принять участие к конкурсе, крымским радиокомпаниям требовалось пройти немалый бюрократический путь: сначала зарегистрировать компанию в российских органах власти, затем получить свидетельство о регистрации в качестве СМИ, потом оформить так называемую универсальную лицензию на вещание и лишь затем подавать документы на конкурс. И все эти действия необходимо было осуществить до 29 января. Сам конкурс проходил 25 февраля. Многие осилить такой спринт не смогли.

"Это божий промысел!"

Крымские радиокомпании стараются комментировать ситуацию сдержанно. Они надеются, что государство пересмотрит свое решение. "Затянули! Сами виноваты. Не все нюансы знали", - сокрушается директор феодосийской телерадиокомпании "Сан-Фуэто" Роман Москвин. Теперь на частоте, которую раньше занимала "Сан-Фуэто", будет вещать православное радио "Вера". "Я тоже православный. Это божий промысел!" - смиренно отмечает Москвин. Он рассчитывает и на помощь высших сил: "Надеемся, что будет еще один конкурс. Мы городская радиостанция. И кроме нас местные новости никто не делает".

Председатель правления компании Сергей Пушич еще более оптимистичен: "12 марта мы разговаривали с Роскомнадзором. Нам дали понять, что конкретно по нашему пакету документов есть оптимизм. Пытаемся найти компромисс".

Елена Батракова из керченской телерадиокомпании "Бриз" также надеется, что Роскомнадзор проведет дополнительный конкурс: "Нам, конечно, хотелось бы, чтобы в Керчи осталось местное вещание. Потребность такая у слушателей есть". Но оптимизма у Елены в последнее время немного. "Мы единственные, кто с первого раза получил регистрацию в качестве СМИ. Другим постоянно возвращают документы", - рассказала она DW. Но и наличие регистрации не помогло: "Мы получили свидетельство только после Нового года. У нас оставалось 10 дней на оформление универсальной вещательной лицензии. А по факту на это нужно 30 дней. Мы в любом случае не успевали подать документы на конкурс".

Батракова подозревает, что жесткие правила были обязательны не для всех. По ее словам, многие частоты получили никому не известные компании, которые раньше вообще не вещали в Крыму. "Оказалось, что у них приняли документы без лицензии. Сделали им задним числом. Я думаю, это сговор", - возмущается представитель керченской телерадиокомпании "Бриз".

Неофициальные комментарии звучат еще жестче. Источник, близкий к одной из симферопольских радиокомпаний, заявил DW: "Обидно! Нас держат за дураков. Один из победителей конкурса только перед Новым годом зарегистрировался в качестве предпринимателя. К концу января он уже получает и свидетельство о регистрации СМИ, и лицензию. А в феврале - и радиочастоту. А мы с осени не можем получить регистрацию СМИ". Собеседник DW убежден, что переоформление крымских радиокомпаний государство затягивает намеренно: "Я уверен, что нас отфутболивали специально. Думаю, все эти частоты просто кому-то понадобились".

Мы, нижеподписавшиеся....

В случившемся трудно усмотреть политический подтекст. Большинство крымских радиокомпаний либо вообще не освещают политические события, либо выступают с пророссийских позиций. Пытаясь остановить проведение конкурса, они написали письмо президенту России. В документе, предоставленном группой радиовещателей в распоряжение DW, есть, в частности, и такие строки: "Крымские радиовещатели, ряд которых принимал активное участие в событиях "Крымской весны", в т.ч. в освещении и разъяснении правильности присоединения Крыма и Севастополя к России, считает несправедливым и ошибочным проведение конкурса, который, по сути, лишит нас и наши семьи работы".

Журналистам удалось установить, что львиная доля частот, распределенных на конкурсе Роскомнадзора, досталась одному человеку - Алексею Амелину. По данным сайта "Крым. Реалии", на имя Амелина зарегистрировано шесть юридических лиц, которые получили право вещать на 25 частотах. Елена Батракова из ТРК "Бриз" рассказала DW, что Амелин ранее занимался рекламой на украинских и российских радиостанциях. Но своих радиочастот у него не было. "Я думаю, не он за этим стоит, а кто-то выше. Его просто взяли как крымчанина", - считает Батракова.

Пресс-секретарь Роскомнадзора Вадим Ампелонский не видит в такой ситуации ничего подозрительного и решительно отвергает любые предположения об ангажированности конкурсной комиссии. "В ней заседают известные уважаемые люди - Геннадий Хазанов, Карен Шахназаров... Неужели вы думаете, что на этих людей можно повлиять?" - заявил он на запрос DW. Ампелонский считает, что крымским радиокомпаниям следовало тщательней готовить конкурсную документацию, вместо того чтобы "писать жалобы президенту и поднимать ненужный информационный шум".

Бывший член федеральной конкурсной комиссии, известный культуролог Даниил Дондурей не согласен с оценкой представителя Роскомнадзора. "Год назад, еще будучи в комиссии, я проголосовал за телеканал "Дождь". Меня выгнали через неделю. Сказали, что нужна ротация", - рассказал Дондурей DW. "Может ли Шахназаров выступить против решения администрации президента? Ну конечно нет! А рядом сидит вице-спикер Думы Железняк. Может ли Шахназаров не согласиться с Железняком?" - задает риторический вопрос культуролог. "Раньше это делалось более мягко, были вегетарианские времена. А теперь в комиссии все решения принимаются по указке", - констатирует Даниил Дондурей.