Перемирие на востоке Украины хрупкое, и многие в Германии не исключают возобновления военных действий, считая, что речь пока идет только о передышке. Ясно, однако, что горячая фаза российско-украинского конфликта когда-нибудь все равно закончится, и в Берлине начинают размышлять о том, как впредь выстраивать отношения с Россией.До начала событий на Украине и аннексии Крыма официальный Берлин - по крайней мере, на словах - рассматривал Россию как стратегического партнера Германии, делал ставку на ее всеобъемлющую экономическую и общественно-политическую модернизацию. Теперь на выдвинутой несколько лет назад концепции модернизационного партнерства и стратегического сотрудничества с Россией здесь поставили крест. Идет поиск новой матрицы взаимоотношений.Кремлевская логика

В Берлине задумались о будущих принципах долгосрочных отношений Запада с Россией. Некоторые аналитики предлагают вернуться к механизмам, действовавшим во времена холодной войны.

Такой поиск осложняется тем, что в Берлине до сих пор не понимают, какова конечная внешнеполитическая цель Кремля, и не видят логики в его действиях. Поэтому руководитель программ по Восточной Европе и Центральной Азии Германского совета по внешней политике (DGAP) Штефан Майстер (Stefan Meister) считает, что Евросоюзу следует разделить свои цели в отношении России на этапы.Краткосрочной должна стать стабилизация ситуации на Украине, в среднесрочной перспективе необходимо побудить российское руководство сесть за стол переговоров с целью выработки правил диалога с Западом и только потом, по его мнению, можно будет приступить к созданию новой системы взаимоотношений в сфере безопасности, энергетики и экономики, постаравшись при этом вернуть Москву к соблюдению международного права.Майстер, однако, понимает, что возможности ЕС ограничены и инструментов достижения таких целей у него мало. Дело в том, поясняет он, что действующее в настоящее время российское руководство "не следует экономической логике", своеобразно оценивает свои издержки и выгоду, нацелено на удержание власти, а внешнеполитическую изоляцию рассматривает как способ самосохранения.Более того, конфликт с Западом, в первую очередь, с США, стал, по мнению Майстера, для Кремля системообразующим, поскольку обеспечивает легитимацию самого режима. Следовательно, констатирует он, "российское руководство в настоящий момент не заинтересовано в основательном улучшении отношений с Западом и поиске решения конфликта на Украине".Без оглядки на ЗападСитуацию усугубляет тот факт, что в отличие от прежних времен Кремль теперь не принимает в расчет реакцию Запада, внешнеполитические и экономические издержки ему не важны. Такой точки зрения придерживается уполномоченный правительства ФРГ по межобщественному сотрудничеству с Россией Гернот Эрлер (Gernot Erler).

"Мы делаем то, что считаем нужным, - так он понимает позицию российского президента, - например, аннексируем Крым, поддерживаем сепаратистов на востоке Украины с тем, чтобы иметь рычаг воздействия на принятие политических решений в Киеве, а что там говорит Запад - нам все равно".Эрлер считает, что если Москва сама не захочет вернуться к более доверительным и партнерским отношениям, то все инициативы Запада в этом направлении будут тщетными. Что остается? Вариант взаимоотношений, действовавший в период холодной войны? Стратегия взаимного устрашения и сдерживания?Глава российского Совета по внешней и оборонной политике, главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов альтернативы пока не видит. Выступая 19 марта в германском обществе внешней политики (DGAP), он заявил, что и после преодоления кризиса на Украине восстановление прежней ситуации в отношениях России с Западом невозможно.

Поэтому Лукьянов предложил вернуться к давно забытой формуле мирного сосуществования, которая в свое время была достаточно эффективной формулой отношений между восточным и западным блоками. Еще этот принцип называли равновесием страха, при котором каждая из сторон сама заботилась о своей безопасности. "Печально, конечно, что в 2015 году нам приходиться реанимировать такой подход, - заявил он, - но лучше так, чем вообще никак".Новое "равновесие страха"?Некоторые немецкие аналитики разделяют подобную точку зрения. Так, директор частного научно-исследовательского института Manatee Global Advisors из Франкфурта-на-Майне Дастин Дехе (Dustin Dehez) считает демагогией утверждения министра иностранных дел ФРГ, что, мол, безопасность в Европе можно обеспечить только вместе с Россией, а не противостоя ей. "Правда заключается в том, - сказал он в беседе с корреспондентом DW, - что нам надо создавать европейскую систему безопасности без России".Гернот Эрлер, занимавший с 2005 до 2009 года пост госминистра в МИД ФРГ, считает реанимацию принципа мирного сосуществования не только двумя шагами назад, но и в принципе неконструктивным в условиях изменившейся ситуации на мировой арене."Речь ведь идет не только о наших двусторонних отношениях, - ответил он на вопрос DW. - Налицо множество международных конфликтов - от развала государства в Ираке, Ливии и Йемене, вызова, брошенного "Исламским государством", до еще не решенной окончательно проблемы иранской ядерной программы и многих горячих точек в Африке, плюс вопросы мировой энергетики, снабжения питьевой водой и продовольствием, потепление климата. Без России в качестве конструктивного партнера мы не сможем справиться со всеми этими проблемами".С точки зрения Эрлера, такое конструктивное партнерство на основе принципа мирного сосуществования невозможно, оно предполагает иное качество сотрудничества. Но как добиться такого качества, он пока не знает.