С точки зрения европейских политиков, аннексия Крыма и действия России на востоке Украины подорвали систему безопасности и миропорядок, существовавшие в Европе на протяжении нескольких десятилетий.

Берлин исключает вариант силового ответа на действия России в Крыму и на востоке Украины. Некоторые немецкие аналитики считают, что без стратегии военного сдерживания не обойтись.

Но как реагировать на такие действия РФ? Официальный Берлин избрал стратегию, включающую три элемента: штрафные санкции в ответ на агрессивные действия Кремля, переговоры с Москвой, экономическая и политическая помощь Украине. А вот вариант силовой реакции правительство ФРГ с самого начала исключило, и своей позиции по этому вопросу пока не изменило. Ошибка ли это?

Карт-бланш на действия в Крыму

Профессор Эгберт Ян (Egbert Jahn) из университета имени Гёте во Франкфурте-на-Майне считает, что Запад был вынужден фактически дать карт-бланш Кремлю на действия в Крыму и в Донбассе, поскольку альтернативой была бы третья мировая война.

Ученый называет такое положение дел "горькой" и даже "варварской" правдой. И вопрос, с его точки зрения, только в том, когда украинское общество осознает, что "война проиграна", что "Крым с Донбассом останутся оккупированными".

Некоторые западные стратеги считают, что Москву можно вынудить пойти на уступки, увеличив военную помощь Украине. Сейчас, как считает Эгберт Ян, Украина не имеет возможности защищаться, ее поражение может стать только еще большим.

Есть ли угроза странам Балтии?

А вот странам Балтии или Польше, с точки зрения профессора, опасаться нечего. В НАТО, по его словам, понимают, что блок просто распадется, если пожертвует хотя бы сантиметром территории таких стран. И Путин прекрасно отдает себе в этом отчет.

Российский президент знает, что у НАТО нет иного выбора, кроме оказания членам альянса военной помощи в случае агрессивных действий со стороны России. "Если Москва попытается повторить в Нарве то, что она сделала в Крыму, - уверен Эгберт Ян, - будет война".

Аналитик берлинского Фонда "Наука и политика" Маргарете Кляйн (Margarete Klein) в этом сомневается. Проблема в том, говорит она, что гибридные формы ведения Россией военных действий "затрудняют поиск быстрых ответных мер Запада, поскольку не позволяют установить, когда именно наступает момент для пятой статьи устава НАТО", предусматривающей коллективный ответ членов альянса на нападение на одного из них. К тому же, пояснила Кляйн корреспонденту DW, пятая статья может означать все, что угодно - от телеграммы соболезнования до применения ядерного оружия.

Поэтому, считает она, Запад, причем, не только НАТО, но также и ЕС, и отдельные страны, должны разработать и иные, по ее выражению, "мягкие" компоненты стратегии сдерживания. К их числу эксперт относит, например, усиленное разоблачение российской пропаганды и дезинформации, а также работу по углубленной интеграции национальных меньшинств в странах ЕС. Важно также заново дефинировать термин "нападение" и найти варианты ответа на него, чем, по ее прогнозу, вплотную займутся участники саммита НАТО в Варшаве в будущем году.

Ракеты Patriot для Украины?

Эксперт боннского Международного центра конверсии Андреас Хайнеман-Грюдер (Andreas Heinemann-Grüder) придерживается иной точки зрения на западную стратегию сдерживания и устрашения.

Такая стратегия, по его мнению, должна быть ориентирована на сохранение существующего статус-кво и предотвращение расширения зоны конфликта на востоке Украины на Мариуполь и далее к Приднестровью.

Для этого, говорит Андреас Хайнеман-Грюдер, придется оказать Украине военную помощь, например, разместить на ее территории ЗРК Patriot, другие системы ПВО. Возможно, взять под международный контроль российско-украинскую границу и ввести контингент миротворцев с жестким мандатом.

Эксперт считает, что Запад должен извлечь уроки из провала первых минских договоренностей и, не дожидаясь расширения российской экспансии на другие районы Украины, уже сейчас, причем, публично провести определенные "красные линии", переход Россией которых автоматически привел бы к ответным мерам.

К числу таких мер Хайнеман-Грюдер относит отключение России от системы финансовых расчетов SWIFT, штрафные пошлины, экспортное и импортное эмбарго.

А что касается военной сферы, то размещение ракет Patriot в Турции оказало, по его оценке, сдерживающее воздействие на Сирию. "Некоторые системы вооружений, особенно, дистанционные, - убежден аналитик, - наверняка, имели бы и в отношении России устрашающий и сдерживающий эффект".

Европейская перспектива для Украины

В немецкой дискуссии о возможном ответе Запада на действия России куда меньше внимания уделяется третьему элементу стратегии официального Берлина - вариантам помощи Украине. При этом, как правило, речь идет о кредитах, реструктуризации долгов, содействии в проведении реформ, политических консультациях. Но о том, чтобы открыть Украине перспективу присоединения в будущем к Европейскому Союзу речи не идет.

А вот глава Немецкого общества по изучению Восточной Европы Рупрехт Поленц (Ruprecht Polenz), ранее занимавший пост председателя внешнеполитического комитета бундестага, считает, что такую перспективу Киеву надо дать.

"В конечном счете Украина экономически встанет на ноги, если в страну пойдут иностранные инвестиции, - говорит он. - А для этого предприниматели должны знать, где будет эта страна через пять или 10 лет. Так что политическая перспектива членства в ЕС нужна в первую очередь западным инвесторам".

Поленц напоминает, что в свое время Брюссель начал переговоры с Анкарой о вступлении Турции в ЕС. Когда и чем закончатся такие переговоры совершенно не ясно, но сам факт их начала сразу же привел к росту иностранных инвестиций в Турции с полутора миллиардов в год до 20 миллиардов, рассказал Поленц. Произошло это потому, считает он, что инвесторы увидели, в каком направлении будет развиваться эта страна, хотя не факт, что Турция когда-нибудь станет членом ЕС.