Военная прокуратура Западного военного округа ответила на запрос депутата Законодательного собрания Петербурга Бориса Вишневского, опровергнув сведения о том, что солдат-срочников принуждают к заключению контрактов с перспективой службы на территории Украины.

Борис Вишневский направил запрос в военную прокуратуру, после того как в январе 2015 года "Солдатские матери Петербурга" получили на свою "горячую линию" информацию, что солдат-"срочников" войсковой части 02511 заставляют подписывать контракты, чтобы затем перебросить этих солдат на Украину. Депутат потребовал проверить факты, свидетельствующие о принуждении солдат подписывать контракт.

Военная прокуратура ЗВО опровергла сообщения, что солдат направляют на Украину

Когда проверка была завершена, Борис Вишневский получил ответ за подписью военного прокурора Западного военного округа генерал-лейтенанта А. Егиева, где говорилось, что "факты, свидетельствующие о понуждении всех военнослужащих по призыву к заключению контрактов, не имеют под собой каких-либо объективных оснований". В документе также сообщалось, что в прокуратуре пришли к такому выводу после проведения "анонимного анкетирования и анализа объяснений военнослужащих". В прокуратуре не нашли никаких обращений по поводу возможной отправки военнослужащих на Украину — ни от самих солдат, ни от их родственников. Что же касается возможной отправки солдат части 02511 в Украину, то, изучив план командировок этой части, прокуратура сделала такой вывод: "направление военнослужащих войсковой части 02511 на территорию иностранных государств не предусмотрено".

Полученный из прокуратуры ЗВО ответ нисколько не удивляет депутата Бориса Вишневского, который разговоривал с нашим корреспондентом Татьяной Вольтской.

— Если бы они нашли подтверждение фактам, о которых говорят "Солдатские матери", это было бы равносильно явке с повинной: да, мы заставляли солдат подписывать контракты, а потом отправляли их на Украину, да, есть приказы и распоряжение о такой отправке, а все рассказы об отпусках — полная туфта, там воют наши регулярные части со споротыми нашивками, оставленными дома документами. Такой ответ может существовать только на уровне политической фантастики. Но все-таки я ждал более вразумительных объяснений. Они говорят, что не нашли писем и приказов — ну, конечно, не нашли, кто же отдает письменные приказы на этот счет. А насчет анонимного анкетирования — ну кто же из солдатиков даже анонимно будет признаваться в совершении преступления? Кто будет подставлять своих командиров, которым придется отвечать и административно, и уголовно? Понятно, что все ушли в полный отказ, но цену ему мы знаем по выступлениям президента, из которых сначала можно было понять, что нас там нет, а потом оказалось, что мы там есть, что наши военные помогали проводить референдум. Думаю, скоро все это перестанут скрывать, вопрос только в том, сколько до этого погибнет людей. Остановить эту войну можно только тогда, когда перестанут молчать призывники, контрактники и родители тех, кто погиб на Украине.