“Брюссель настороженно следит за первой очной встречей греческого премьер-министра Алексиса Ципраса с президентом России Владимиром Путиным, – передаёт корреспондент Евроньюс Эфи Кутсокоста. – Афины хотят потепления отношений с Москвой и стремятся извлечь из этого финансовую выгоду, но Евросоюз предупреждает о нежелательных последствиях их сближения”.

В первый день переговоров “спасение” Греции не значилось в повестке дня. Премьер-министру остается рассчитывать, что Россия ослабит для неё продовольственное эмбарго, сделает скидку на поставляемый газ. Греческий лидер, видимо, вскоре снова приедет в Москву на празднование Дня победы.

Блеф или всерьёз?

Некоторые аналитики подозревают, что заигрывание с Россией – это лишь средство давления на европейских партнёров, от которых Ципрасу никуда не деться. Другие полагают, что он действительно намерен развивать отношения с более отдалёнными и перспективными странами.

На связь с Брюсселем из Афин вышел профессор международных отношений ряда университетов Константинос Филис.

Евроньюс: Чего греческая сторона хочет от этого визита?

Филис: Европейцы настойчиво призывают Грецию не заходить далеко в развитии отношений с Россией. В то же время другие страны ЕС, в том числе крупные, сами стремятся к сотрудничеству с русскими ради собственных национальных интересов. Однако укрепление связей Афин с Москвой не должно оказывать никакого влияния на их переговоры кредиторами. Тому есть две причины. Во-первых, европейские партнёры могли бы прийти к выводу, что Греция сотрудничает с ними только тогда, когда ей это выгодно, и может повернуться в другую сторону, если оттуда поступит более заманчивое предложение. Во-вторых, Россию нельзя рассматривать в качестве серьёзной альтернативы европейскому курсу греции, а только как дополнение к нему. То же относится и к таким третьим странам, как Китай.

Евроньюс: Глава Европарламента Мартин Шульц предостерег греческое правительство от подрыва общей позиции ЕС по поводу санкций в отношении России. Однако Алексис Ципрас, в интервью российскому агентству, выразил несогласие с этой позицией. Насколько это опасно?

Филис: Думаю, что Афины не рискнут отмежеваться от общей позиции Евросоюза, поскольку это чревато для них изоляцией. В то же время, Греция будет пытаться собрать вокруг себя внутри ЕС группу стран, которые разделяют её взгляды и имеют аналогичные приоритеты. Это Италия, Австрия, Словакия, Кипр и Венгрия. Будапешт даже взял на себя лидерство в поддержке ряда аспектов российской политики, но Афинам было бы опасно идти тем же путём, показывая, что отношений с Москвой им важнее единой европейской позиции.

Евроньюс: Греческий министр иностранных дел подтвердил в Венгрии намерение своей страны участвовать в проекте “Турецкий поток”. Не означает ли это, что некоторые члены ЕС ослабляют свою приверженность общему энергетическому союзу, который создаётся для снижения зависимости от российского газа?

Филис: Для участия Греции в “Турецком потоке” имеются некоторые специфические условия, без которых реализация проекта маловероятна. Прежде всего, те страны, которые пострадали от отмены “Южный потока”, такие как Австрия и Италия, также должны быть готовы принять участие в “Турецком потоке”. Во-вторых, нужно ещё найти компании, согласные обеспечить транспортировку газа. А это трудно, если учесть, что Россия хочет отправить его к греко-турецкой границе, а это чревато большими юридическими последствиями. И в третьих, нужно выработать общую европейскую позицию или, по меньшей мере, простейший консенсус в Брюсселе в поддержку проекта. Потому что, если Еврокомиссия не окажет такой поддержки, как это было в случае с “Южным потоком”, то проект не сможет и начаться.