За три года в Украине так и не смогли наладить механизм по организации восстановления поврежденных в ходе АТО объектов социального и жилого фонда на Донетчине и Луганщине.

Международные организации, которые помогают восстанавливать жилье на Донбассе, сталкиваются с бюрократическими препятствиями и даже при наличии денег не могут помочь пострадавшим. Жители зоны АТО, обращаясь в суды за компенсацией, вынуждены доказывать свою правоту в трех инстанциях. А законопроекты, призванные решить эту проблему, пылятся на полках.

В прифронтовой Жованке почти не осталось уцелевших домов

В поселке Жованка Донецкой области, который находится на линии разграничения, практически не осталось ни одного уцелевшего дома, рассказывает местная жительница Людмила Пахомова. 56 домов разрушены полностью, повреждения крыш и выбитые окна есть в 157 домах, в 131 доме значительные повреждения крыш и окон.

Жительница пос.Жованка Донецкой области Людмила Пахомова / скриншот видеоконференции Норвежского совета по делам беженцев
«Помощь нам предоставляет только международная организация «Красный крест», но только в виде строительных наборов, а именно - пленки, штапиков, - говорит жительница Жованки. – То есть, это материалы, которыми можно залатать дыры».

В поселке на данный момент проживает 136 человек. Каждый день сюда приезжают около 30 человек, которые нашли себе съемное жилье на одной из сторон, но продолжают присматривать и ухаживать за своими домами в Жованке. 

«Сейчас в поселке живут 80 пенсионеров, а также есть трое детей возрастом от 1 до 6 лет, которых воспитывает одинокая мать, - рассказывает Людмила Пахомова. – Еще у нас в поселке живут 15 человек с инвалидностью и 10 человек с хроническими заболеваниями».

Местные жители совместно с полицией и МЧС составляли акты о разрушении жилья, но документы лежат «мертвым» грузом в кабинетах чиновников.

«И речь не идет ни о какой компенсации, подвозе стройматериалов или строительстве жилья, и понятно, ведь обстрелы у нас постоянные, - говорит женщина. - Режим тишины соблюдался за это время всего однажды в 2016 году с 1 по 10 сентября».

В августе 2017 года в Жованке за неделю сгорело 25 домов, а до этого поселок жил год без света.

ЧИТАЙТЕ: Возмещение ущерба за разрушенное в зоне АТО жилье: миссия выполнима?

«Пострадал наш гуманитарный штаб, расположенный в жилом доме, потому что все коммунальные дома и предприятия остались в центре Зайцево,  — рассказывает Людмила Пахомова. - У нас в поселке нет ни поссовета, ни клуба, ни больницы, ни церкви – это все находится на той стороне. Война у нас продолжается 4 года. Она не закончилась в 2014 году, она продолжается до сих пор».

Таковы реалии всех городов, которые находятся на линии разграничения. Норвежский совет по делам беженцев провел в Краматорске дискуссию по поводу обеспечения жилищных, земельных и имущественных прав внутренне перемещенных лиц и пострадавших от войны громад на востоке Украины. Что делает государство для решения проблем жителей прифронтовых городов, жилье которых было разрушено, озвучили представители власти и юристы международных организаций.

Что нужно знать, прежде чем судиться с государством?

По данным мониторинга Датского совета по делам беженцев, жилье 17 тысяч человек, проживающих в Донецкой и Луганской областях, было так или иначе повреждено. По состоянию на 2017 год, свыше 100 производств было открыто по искам на получение компенсации за разрушенное и поврежденное жилье.

Все решения, которые были вынесены в пользу истцов, обжалованы государственными органами, рассказал юрист Норвежского совета по делам беженцев Владимир Хорбаладзе.

Юрист Норвежского совета по делам беженцев Владимир Хорбаладзе / скриншот видеоконференции Норвежского совета по делам беженцев

«Во время обжалования руководствовались отсутствием приговора о террористическом акте, отсутствием отдельно регулирующего законодательного акта механизма компенсации и даже таким фактом, как отсутствие средств в государственном бюджете Украины», - объясняет юрист.

Обращаясь в суд, нужно учитывать некоторые аспекты. Первый —  это необходимость для потерпевшего лица перед тем, как подавать иск, подать заявление об уголовном правонарушении и получить статус пострадавшего. Второй — необходимость проведения государственной экспертизы, которая должна определить характер и объем повреждений.

«Статья 19 Закона Украины "О борьбе с терроризмом" предусматривает право на компенсацию, но не предусматривает механизм, который регулирует выполнение этих положений, – комментирует юрист. - Поэтому суды при определении размера этой компенсации руководствуются статьей 86 Кодекса о защите гражданского населения Украины и этот размер назначают по средним показателям стоимости строительства жилья».

ЧИТАЙТЕ: 1 млрд гривен на «Доступное жилье» : где брать деньги, дома и реестр нуждающихся в жилье переселенцев?

Еще один важный момент, на который нужно обратить внимание —  это сроки исковой давности, они составляют три года, говорит Владимир Хорбаладзе.

«По состоянию на 2017 год, нет ни одного факта получения компенсации за поврежденное или разрушенное в ходе боевых действий жилье. Ни один человек не получил компенсацию», – резюмировал юрист.

Бюрократия, которая мешает донорам восстанавливать частное жилье

Пока от государства люди ждут помощи и справедливости, международные организации, Датский совет по делам беженцев, Норвежский совет по делам беженцев, «Красный крест», помогают жителям прифронтовых территорий отстраивать поврежденное войной жилье.

«Но этот процесс нельзя назвать легким, потому что мы вынуждены придерживаться всех правовых процедур, которые от нас требует законодательство любого процесса строительства, - рассказывает Ольга Кирилюк, представитель Датского совета по делам беженцев. - А все эти процедуры достаточно продолжительные и затратные, если учитывать, что люди, пострадавшие от конфликта, должны это оплачивать из собственного бюджета».

Разрушенный жилой дом в Красногоровке Донецкой области / фото: ИА "Вчасно"

Но по данным опроса, который был проведен в январе 2017 года, 14% потенциальных бенефициаров не имели правоустанавливающих документов на жилье. Это стало огромной проблемой, которая делает невозможной помощь в восстановлении жилья наиболее уязвимым категориям населения, говорит правозащитница.

«Часто бывает, что у людей приватизированы дома, но не приватизированы земельные участки, что тоже позволяет получить документацию для начала проведения восстановительных работ», - отметила Ольга Кирилюк.

Перед началом работ необходимо сначала приватизировать участок. Где действует гражданская власть, это можно сделать, но там, где полномочия у военно-гражданской администрации — нет, так как у нее нет права распоряжаться землей.

«Из этой ситуации мы выходили так -  составляли договор аренды сроком на один год, хотя и на это не всегда шли власти, - продолжает Ольга Кирилюк. - Также мы предлагали в таких случаях составлять договоры суперфиций (ограниченное право пользования чужой недвижимостью или земельным участком), и хотя это предусмотрено законодательством, многие представители местных органов неохотно идут на это, так как не до конца понимают правовую природу этого договора».

Но еще более сложная ситуация с людьми, чьи документы находятся в архивах на неподконтрольной территории, их право собственности подтвердить очень сложно.

Что мешает государству восстанавливать поврежденное в ходе АТО жилье?

В 2014 году правительством Украины были поставлены задачи разработать механизмы восстановления поврежденных объектов социальной, транспортной инфраструктуры, жилого фонда и систем жизнеобеспечения на территории Донецкой и Луганской областей.

Разрушенный жилой дом в Авдеевке Донецкой области / фото: ИА "Вчасно"

Минрегиону, Минэкономразвитию, Минюсту и Минфину было поручено разработать порядок восстановления, оценки и компенсации за причинённый ущерб в ходе проведения АТО, но никаких механизмов разработано не было.

Хотя Украина уже сталкивалась с массовыми разрушениями жилья, к примеру, в западном регионе во время наводнений поврежденными оказываются сотни домов - государство в этом случае решает их проблемы. Так что же мешает применить уже существующий механизм к пострадавшим в ходе АТО?

«Говоря о разрушенном жилье в западных регионах Украины надо понимать, что восстановление такого жилья производится за счет резервного фонда госбюджета, и может это быть год в год, - рассказала заведующая сектором Донецкой области Министерства по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины Алла Назаренко. - Мы имеем на Донбассе разрушенное жилье 2014, 2015, 2016 годов, и тут уже совсем другие должны быть инструменты компенсации и восстановления. На самом деле это должны быть уже законодательные акты, которые могли бы дать возможность бюджету Украины, Бюджетному кодексу восстанавливать такое жилье».

ЧИТАЙТЕ: «Воспользоваться доступным жильем смогут 30-50 семей», - Руслан Калинин о минусах жилищной программы для ВПЛ и успешном опыте Грузии

Разрушенный жилой дом в с.Чермалык Донецкой области / фото: ИА "Вчасно"

В данный момент в Верховной Раде находятся законопроекты №6472, № 3434 о помощи и компенсации за разрушенное в жилье в результате АТО.

«Подготовленные нами законопроекты по поводу обеспечения жилищных и имущественных прав переселенцев лежат «мертвым» грузом, — говорит депутат ВР Наталья Веселова. — Это непопулярные решения. И их никто не хочет принимать. К сожалению, переселенцев мало кто рассматривает как электорат. Поэтому мало кому хочется в этой сфере проявлять активность. Без давления общественности внутри страны, а также со стороны международных организаций и правительств снаружи, эту проблему решить невозможно».