В Донецке у актера Андрея Романия было все – любимый театр, работа на телеканале, где он вел программу о кино, семья, друзья, поклонники, победы на театральных фестивалях. Война на Донбассе перевернула его творческую жизнь … и сделала ее еще лучше.

Ведущий актер Донецкого национального академического украинского музыкально-драматического театра, Заслуженный артист Украины Андрей Романий с первого дня своей карьеры выступал на сцене столицы Донбасса и был любимцем публики.

За роль Голохвастого в спектакле «За двумя зайцами» актер был награжден премией Гран-при театрального фестиваля «Таврийские игры-98».  В 2006 году постановка «В джазе только девушки», где играл Романий, стала лучшим спектаклем VІІІ Международного фестиваля «Мельпомена Таврии» и принесла дончанину диплом за лучшую актерскую работу.  И это лишь часть из многих наград за лучшее исполнение мужской роли.

Его приглашали в свои театры известные мэтры, но со своими зрителями актер не расстался. А еще Андрей Романий стал соавтором гимна Донецкого национального университета. Но вся творческая жизнь оказалась на грани с приходом войны на Донбасс.

Андрей Романий в спектакле «Ladies night. Только для женщин» на сцене Донецкого музыкально-драматического театра / фото из личного архива актера

Он до последнего не верил в то, что происходящее в Донецке в 2014 году – реальность. После 26 лет работы в любимом театре, оставлять его было очень сложно. Но когда Донецкий музыкально-драматический театр стал переходить под влияние «ДНР», Андрей Романий не смог принять для себя такие изменения и уже не видел своего будущего на родной сцене.

ИА «Вчасно»: Андрей, когда вы приняли решение, что больше в донецком театре оставаться уже не можете?

Андрей Романий:  Сам для себя я решил, что окончательно уйду только тогда, когда театр перестанет во мне нуждаться.

В 2014 году я уже вел переговоры с театром им.Франко в Киеве, одним из моих условий была возможность продолжать играть в донецком театре. Для киевского руководства это выглядело странно, ведь мне нужно было для этого каждый раз пересекать линию разграничения.

Андрей Романий в спектакле «Ladies night. Только для женщин» на сцене Донецкого музыкально-драматического театра / фото из личного архива актера

Так до апреля 2015 года я репетировал в Киеве, приезжал в Донецк - играл, репетировал, и снова уезжал. Закончилось все это тогда, когда директор донецкого театра Наталья Волкова решила переоформлять документы на «ДНР» и предложила мне написать заявление о приеме уже в театр «республики». Я ответил, что там, где начинается «ДНР», там заканчивается Романий, и, естественно, не написал. Заявление об увольнении тоже не стал писать, посоветовал ей «потерять меня по дороге».

Теперь входить в Донецкий музыкально-драматический театр я могу только по билетам. Но продолжаю общаться с коллегами.

- Много актеров ушли тогда с вами из донецкого театра?

- Из ТОП-овых актеров в Донецке остались два человека. Сегодня Донецкий музыкально-драматический театр – это театр третьего состава.  Первый состав весь уехал, второй - ушел, теперь там играет третий. Там еще оставались талантливые люди, которых я уважал, несмотря на их откровенную антиукраинскую позицию, но они там тоже не смогли работать.

Любовь Доброноженко сейчас играет в Киевском театре оперетты и в театре  им.Франко.  Наш коллега Виктор Жданов - в театре на левом берегу Днепра, Светлана Бойко стала звездой Черниговского театра, и так далее.Моя коллега-дончанка Елена Хохлаткина сейчас тоже работает в театре им. Франко, за это время она получила премию Украины в области театрального искусства «Киевская пектораль» за роль в спектакле «Лес».

Я не знаю ни одного актера, который бы пожалел, что он ушел из Донецкого музыкально-драматического театра, хотя труппа была сильная, но организация театра была не настолько безупречная, как в том же театре им. Ивана Франко.

- Как вас встретили  и приняли  актеры киевского театра?

- Замечательно! Когда я к ним пришел, у труппы было ко мне повышенное внимание, но не в смысле:«Смотрите, он из Донецка!», а в таком ключе:«Помочь с жильем, с продуктами, с одеждой?». Я отказывался только лишь потому, что со своими проблемами привык разбираться сам.

Я не устаю приятно удивляться тому, как «франковцы» умеют совмещать в себе высокий профессионализм и невероятную человечность. Уж поверьте, в нашем деле это большая редкость.

Андрей Романий в спектакле "Три товарища" / фото: пресс-служба Национального академического драмтеатра им. Ивана Франко (Киев)

Я всегда мечтал о таком театре, где люди дорожат своей работой не потому, что там им платят или некуда идти, как это было и происходит в Донецке, а потому, что сцена – их призвание.

Я ведь других театров не знал, в моей жизни до киевского был только один театр – донецкий.  И только сейчас я начинаю понимать, что те кабальные условия, которые были и есть сегодня в донецком театре, скорее плохое исключение. В других театрах позволяется сниматься в кино, играть антрепризы, принимать участие в спектаклях других коллективов, ставить спектакли «на стороне». Мне в донецком театре не разрешали даже в институт на режиссуру поступить.

- Андрей, вы продолжаете и сегодня ездить в «ДНР» к близким, на что вы обращаете внимание?

- Растерянные взгляды, шепот в ухо и лозунги, лозунги, лозунги. Люди разговаривают восклицательными знаками, по типу: «Мы победим! Кругом враги! Мы будем жить лучше!». А у меня вопрос к ним возникает: «За счет чего вы собираетесь жить лучше, обоснуйте?». Сегодня в Донецке лозунги исключают аналитику. Логика замещается пролетарским «Даешь!!!».

Мне иногда говорят: «У нас в Донецке появились банкоматы, пробки, ночные клубы!».  А до этого в городе не было пробок, банкоматов или ночных клубов? Да и как можно назвать ночным клубом заведение, работающее до 21.00? Я не понимаю этих «достижений».

Я думаю, что даже если в Донецк будут вкладываться деньги, их некому будет полноценно освоить. Ведь лучшие кадры разъехались, кто в Украину, кто в Россию. В Донецке остались либо те, кто оказался за бортом, либо те, кто по очень веским причинам не может покинуть эту территорию либо подлецы, которые пользуются ситуацией. Ну и, конечно, так называемые «вторые», которым не хватило профессионализма  в свое время быть первыми, так вот теперь они ими стали.

Что сейчас делает Россия с Донбассом? Она вкладывает огромные средства в масс-медиа,в зрелища, в пропаганду. Ведь иллюзию нормальной жизни создать легче, чем обеспечить людей работой, подобающими условиями для жизни, а главное —  дать уверенность в завтрашнем дне. Дончане лишены элементарного: свободы передвижения: патрули, блокпосты, комендантский час.

- После вашего переезда в Киев к вам на спектакли приезжали донецкие зрители?

- Вы даже не можете себе представить, как это происходило! У меня была первая премьера в театре им. Ивана Франко. Это была небольшая роль в спектакле «Дівка.Українська love story». Донецкие зрители съехались из Харькова, Донецка, Днепропетровска, кто-то со Львова,  Хмельницкого, и меня просто завалили цветами. А наши (актеры театра им.Франко, - прим.авт) не могли понять, что вообще происходит.

Андрей Романий в спектакле «Дівка. УКРАЇНСЬКА LOVE STORY» / фото: личный архив актера

Донецкие театралы ходят к нам на спектакли в Киеве, мы с ними общаемся. Совсем недавно мне передали фотографии со спектакля «За двумя зайцами», которым мы открывали сезон 2012 года в Донецке.

Кроме того, я поддерживаю связь с донецкими зрителями, которые остались там, мы переписываемся, перезваниваемся, встречаемся.

- Как изменилась ваша творческая жизнь с переездом в Киев?

- За этот сезон я сыграл в  трех премьерах: «Три товарища», «Скупой», «Все мои сыновья». В этом году с отличием окончил режиссерский факультет Харьковского университета искусств и поступил в Киевский университет театра и кино.  Поставил спектакли «Метро», «Время чумы» и снялся в пяти фильмах.

Андрей Романий в роли Карима в фильме "Певица" (2016) / фото из личного архива актера

Мою пьесу «Метро» сейчас хотят перевести на польский язык и поставить в Кракове. Готовлюсь к постановке в Словакии, премьера в декабре. В Киеве вместе с «Квартал-концертом» мы делаем спектакль, премьера которого состоится 16 октября. Такова моя теперешняя жизнь.

Андрей Романий в роли Че Гевары в фильме "Слуга народа" (2015) / фото из личного архива актера

P.S: Донецкие зрители продолжают следить за творчеством Андрея Романия и оставляют свои комментарии на его странице в соцсети.

Эти слова поддержки и признаний в любви к таланту актера являются связующим звеном между теми, кто сегодня вынужден жить в оккупации, и теми, кто смог выехать на свободные территории.