Эстония вышла из состава СССР в 1991 году и начала самостоятельный путь реформ. Он был непростым, но небольшая прибалтийская страна справилась с трудностями и стала независимой, заняв достойное место в составе Евросоюза. О том, как решали проблемы на пути реформ в Эстонии рассказал руководитель Национального центра повышения осведомленности об обороне и безопасности Эстонии Григорий Сенькив.

ИА «Вчасно»: На Донбассе некоторые люди до сих пор тоскуют по Советскому Союзу. У эстонцев не было такого, когда страна выходила из состава СССР?

Григорий Сенькив: Если говорить о 90-х годах, когда страны Балтии первыми выходили из состава СССР, мы не перенимали никакие организационные культуры Советского Союза. Например, служба безопасности Эстонии была полностью создана заново, а не по прототипу КГБ. Все было сформировано заново.

- Фактически как в Грузии, когда они полностью заменили всех полицейских и построили структуру заново?

- Да. Мы приняли себе другую модель системы обороны. У нас нет понятия «армия», ведь этот термин подразумевает наступательный характер. В Эстонии есть силы обороны, задача которых защищать свою территорию.

То, что было не критично, осталось без изменений. На тот момент было важно дать людям уверенность и защищенность. Поэтому эти структуры были созданы заново, полиция тоже.

- Как реагировали люди, которых сокращали и увольняли из старых структур?

- На самом деле серьезных разногласий не было, хотя были, конечно, какие-то маргинальные группы, которые в момент отсоединения пытались отдельные регионы страны держать под политическим влиянием Москвы.  У нас даже на северо-востоке страны пытались провести референдум об отсоединении от основной Эстонии. Этот регион как раз граничит с Россией. 

Эстонцы не разделяют людей – где русский, а где эстонец. Все - граждане страны. И почему к русским должно быть отдельное внимание?

Я не сравниваю, но картинка очень похожа на Донбасс. У нас там тоже промышленный регион  - энергетика, шахты, живут трудяги. Но на тот момент у нас было такое сильное желание свободы, что тот референдум не имел такого сильного резонанса. Тогда и новые органы безопасности сработали хорошо, которые были уже сформированы.

- Украина на пути к новому обществу сталкивается с сопротивлением коррупционной системы, и бороться с этим явлением очень сложно. Как Эстония после отделения от СССР справлялась с этим?

- У нас открыто говорят, какой бизнесмен и сколько дал той или иной партии. Тут большую роль сыграло то, что почти вся информация стала доступна в онлайне. Мы уже много лет подаем электронные декларации, все решения суда и других органов тоже есть в онлайне. Любую информацию можно найти в открытом доступе. И это важный фактор для сдерживания коррупции. 

- А сегодня у вас бывают факты коррупции и как в Эстонии на них реагируют?

- Да, вот буквально несколько месяцев назад было вынесено решение по мэру города из северо-восточного региона. Над ним шел судебный процесс, суд доказал вину, было вынесено судебное решение. Об этом все знают. Но у нас это не носит массовый характер.

- В Украине политики рассматривают поход во власть как способ обогащения и продвижения своих бизнес-интересов.  Как у вас этот процесс регулируется?

- У нас в парламенте, если не ошибаюсь, даже нет миллионеров. В политику не идут , чтобы зарабатывать себе капитал, но лоббирование каких-то интересов может быть. Важно четко понимать, что есть коррупция, а что лоббирование. Лоббировать интересы бизнесу нельзя запретить – это естественно. Во многих странах есть законы о лоббировании, где четко прописано, что в этих рамках возможно, а что нет. Если ты финансируешь какую-то партию и рассчитываешь получить поддержку потом в решении каких-то вопросов, ты не должен это скрывать.

В любой европейской стране есть законы о лоббировании – если выделяют деньги какой-то политической партии, то об этом известно – информируются госорганы, есть информация в открытых источниках, чтобы люди сами делали выводы. У нас открыто говорят, какой бизнесмен и сколько дал той или иной партии.

- Как вы считаете, в какую сторону движется сейчас Украина?

- Она идет по пути реформ. Где-то буксует, но тем ни менее страна выбрала путь европейский. И это очень важно. Может быть сейчас людям непонятны некоторые шаги, некоторые реформы народом чувствуются очень болезненно. Но это как лекарства, которые горькие и неприятные, но ведут они к улучшению и выздоровлению, в любом случае.