Мирноград (до переименования Димитров) — небольшой шахтерский город в центре Донецкой области. С первых лет независимости проблемы в городе особо не изменились: коррумпированные кланы, бесправное население, бандиты, угольная мафия, плохая экология и напряженная социальная обстановка.

В Мирнограде расположен отдельный живой массив — поселок бывшей шахты «Новатор». Несмотря на то, что угольное предприятие уже много лет не функционирует, содержание топлива в породных отвалах здесь осталось высоким, поэтому местная мафия в какой-то момент решила прибрать его к рукам и просеять. О том, как терриконом с тысячами тонн угля на территории поселка задешево завладел бизнесмен и политик из соседнего Покровска — Сергей Андрийченко — известный криминальный авторитет по прозвищу «Чикян», пишет на сайте Цензор.нет. Егор Фирсов.

«Некоторое время назад ко мне обратились жители расположенного здесь поселка бывшей шахты „Новатор“. Вплотную к их домам примыкает старый террикон, который несколько лет назад приглянулся местным бандитам. В советские годы углепром работал безалаберно, ставка делалась не на качество, а на количество, поэтому много угля попадало в породные отвалы», — пишет Егор Фирсов.

Фирсов отмечает, что неделю назад он лично побывал в Мирнограде, чтобы пообщаться с местными жителями и увидеть, что происходит на породных отвалах шахты.

«Тут действительно очень пыльно, абсолютно марсианский пейзаж, как в фантастическом фильме. Работы ведутся интенсивно, за час от террикона выехало на обогатительную фабрику 6 самосвалов с углем. Лишь только мы появились и стали фотографировать рабочий процесс, как тут же перепачканный пылью чумазый охранник стал звонить хозяевам бизнеса и докладывать обстановку. Вскоре на террикон подъехал „хозяин“ (а точнее — захватчик) отвала — директор компании ООО „Укргеоразработка“ Руслан Стрижков. Он заверил, что все необходимые документы на разработку террикона у него есть, а бизнес ведется совершенно законно. Правда, никаких бумаг не показал», — пишет Фирсов.

Отмечается, что Руслан Стрижков не скрывал, что является только управляющим, а настоящий «владелец» террикона — Сергей Андрийченко («Чикян»).

Ему в руки террикон попал в результате цепочки нехитрых махинаций. Шахта «Новатор» была закрыта еще в советское время, и ее породный отвал долгое время не принадлежал никому. Но в 2014 году террикон каким-то образом оформили на жителя Донецка — Сергея Айвазова. Кто этот человек и как он завладел ценным породным отвалом — не ясно. Скорее всего, Айвазов просто подставное лицо, которое сейчас находится на неподконтрольной Украине территории, поэтому узнать у него, как и когда он стал владельцем террикона, невозможно.

В апреле 2014 года породный отвал был продан Айвазовым Алексею Рудакову — близкому к Андрийченко бизнесмену и депутату горсовета города Родинское. По документам Рудаков заплатил Айвазову за террикон 39 тысяч грн — символическую сумму. Дальше породный отвал был перепродан еще несколько раз — Рудаков продал его некоему Теймуру Гамзаеву, тот перепродал террикон Ниджату Бабахани, а уже Бабахани продал его самому Сергею Андрийченко. Таким образом породный отвал был как бы «отмыт». Андрийченко утверждает, что купил его честно, а кто и как получал документы раньше — уже не его дело.

Алексей Рудаков успел заказать некоему ООО «Леггет» оценку террикона. Оценщики оценили отвал в 42 700 грн, что является очевидным враньем — только за неделю по оценкам местных бизнесменов Андрийченко зарабатывает на терриконе несколько миллионов гривен. Породный отвал состоит из угля почти на 50%. При этом расходы на выемку топлива минимальны. Уголь здесь не нужно поднимать с большой глубины, достаточно просто просеять породу.

Также стало известно, что Андрийченко не только завладел ценным ресурсом практически бесплатно, но еще и не платит налоги в бюджет. По документам за землю, расположенную под терриконом шахты «Новатор» налог платит шахта «Родинская» — государственное предприятие. В 2016 году она заплатила 13 тысяч грн. земельного налога. Даже такую небольшую сумму Андрийченко не пожелал платить в бюджет.

«Поэтому, когда жители поселка требуют вести добычу с соблюдением экологических стандартов, бандиты просто смеются и крутят пальцем у виска, — пишет Фирсов. — О самом Сергее Андрийченко стоит сказать отдельно. Этот бизнесмен контролирует Покровскую городскую организацию партии „Наш Край“ и является человеком из орбиты влияния Юрия Иванющенко».

Партию «Наш край» в Донецкой области возглавляет народный депутат от «Блока Петра Порошенко» Олег Недава, который также известен тем, что является человеком Иванющенко и публично защищал его в своих выступлениях.

Кроме того, Андрийченко является деловым партнером Армена Саркисяна — одного из ближайших соратников Иванющенко. Вместе с Саркисяном они в 2013 году контролировали «Красноармейский машиностроительный завод». Саркисян известен как организатор титушек, убивавших людей в феврале 2014 года в Киеве. Сейчас он скрывается от украинского правосудия.

«Таким образом, картина вырисовывается нерадостная. Спустя четыре года после Революции достоинства в Донецкой области по-прежнему хозяйничает группировка Юры Енакиевского — Славянск контролирует Олег Недава, который одновременно является депутатом от партии власти, а в Покровске и Мирнограде орудует Андрийченко. Вместе они теперь развивают в Донбассе партию „Наш край“, которая со дня своего появления, как известно, сотрудничает с Администрацией президента. Да, друзья. Все выглядит так, что Петр Порошенко заключил некую договоренность с Юрием Иванющенко, и отдал в распоряжение его людей северную и западную часть Донецкой области», — уверен Егор Фирсов.

Фирсов также отмечает, что разработка террикона с несоблюдением норм технологий наносит большой урон экологии. Террикон расположен недалеко от жилых домов. Любые работы на нем поднимают тучи угольной пыли, которые оседают во дворах. Чтобы пыль не летела, породу необходимо поливать водой, но никто даже не подумал позаботиться о людях.

«Зачем проходимцам лишние расходы? Главное — заработать побольше. А жители могут и потерпеть», — подчеркивает Фирсов.

Также, по его словам, от 30-тонных грузовиков, которые возят уголь, сильно страдают дороги. Самосвалы разбивают асфальт, который и так в плохом состоянии. От вибрации огромных машин трескаются дома людей, падает штукатурка с потолков.

«Жители поселка Новатор куда только ни жаловались — все без толку. Однажды люди даже взбунтовались и перекрыли дорогу грузовикам, — рассказывает Фирсов. — Но это помогло остановить работы лишь на несколько дней — сейчас они продолжаются, и грузовики продолжают разбивать дороги».

Кроме того, по информации Фирсова, ценный террикон с тысячами тонн угля достался бандитам практически бесплатно. За ценный ресурс, стоимостью в миллионы долларов, проходимцы заплатили государству всего 40 тысяч гривен.

«Наконец, в добавок ко всему этому, бандиты не платят налогов от своей деятельности. Ущерб экологии, инфраструктуре, здоровью горожан никак не компенсируется. Разработчики террикона не дают жизни жителям Мирнограда уже не первый год. О злоключениях людей ранее уже писала пресса и снимало сюжеты местное телевидение, но ситуация так и не изменилась. Все указывало на то, что у людей, захвативших террикон, есть серьезная крыша», — отмечает он.

Таким образом, ни о каком развитии региона под руководством бандитов речи быть не может, не говоря уже о том, чтобы их заботила экология. К населению они относятся, как оккупанты. К примеру, жители поселка Новатор, с которыми общался Егор Фирсов, жаловались не только на пыль и разбитые дороги, но и угрозы, и даже побои. До того, как Андрийченко захватил террикон, граждане с низким достатком ходили на отвал собирать уголь, чтобы как-то отопить зимой свои жилища или продать топливо и прокормить себя. Теперь же бандиты выставили вокруг отвала охрану, которая ловит и избивает собирателей угля.

«Как вам такая „жизнь по-новому“? Когда люди живут в таких условиях, глядя на откровенный бандитский беспредел, будут ли они уважать свое государство? Не удивительно, что пророссийским боевикам в Донбассе так легко вести свою пропаганду», — констатирует Егор Фирсов.

Огласка в местных СМИ жителям Мирнограда не помогла. Местная власть не может найти управу на людей Юры Енакиевского. Единственная надежда людей — вынести свою проблему на всеукраинский уровень.