10 ноября в Торецке на Донетчине зачитали приговор убийцам 16-летнего школьника из Краматорска Степана Чубенко, которого летом 2014 года расстреляли боевики так называемой «ДНР». Суд был заочным — трое убийц до сих пор на свободе и скрываются в России, а мама убитого подростка считает, что Генпрокуратура Украины ничего не делает для экстрадиции преступников.

Мать убитого боевиками Степана Чубенко подозревает Генпрокуратуру в бездействии/фото предоставлено Сталиной Чубенко
Мать убитого боевиками Степана Чубенко подозревает Генпрокуратуру в бездействии/фото предоставлено Сталиной Чубенко

В зверском убийстве краматорского школьника обвиняются трое боевиков — Вадим Погодин (известный под кличкой «Керчь»), Максим Сухомлинов и Юрий Москалев. В июле 2014 года Степан Чубенко возвращался в родной Краматорск от родных, его поезд шел через оккупированный Донецк. Парня схватили якобы из-за желто-голубой ленточки на рюкзаке и шарфика ФК «Карпаты» - Степан был патриотом. Его вывезли в поселок Горбачево-Михайловка под Донецком, где после пыток расстреляли. Родители Степана искали его два месяца.

Мама подростка Сталина Чубенко рассказала ИА «Вчасно» о том, почему она считает, что Генпрокуратура Украины ничего не делает, чтобы привлечь к ответственности убийц ее сына.

«Я сомневаюсь, что Генпрокуратура направляла запрос на экстрадицию убийцы моего сына»

«Приговор будут зачитывать 10 ноября, как раз перед днем рождения Степы — 11 ноября ему исполнилось бы 20 лет, - рассказала накануне суда Сталина Чубенко. - Я очень хочу, чтобы был ему подарок ко дню рождения, чтобы убийцы получили пожизненное заключение, хотя бы Вадим Погодин (командир бандформирования, который приказал расправиться с парнем и лично стрелял в него — прим.ред.). Потому что Украина должна всему миру показать, что своих не бросает, должна вступиться за своего гражданина, несовершеннолетнего, которого так зверски убили».

ИА «Вчасно»:  У вас есть претензии к работе следствия?

Сталина Чубенко: К правоохранителям нашим нет, следователи очень хорошо работали. А вот как только передали дело в суд в Торецке, все стало двигаться очень медленно, заседания откладывали часто. Из-за адвоката Евгения Ковалева не удалось экстрадировать в Украину одного из убийц — Юрия Москалева. Москалев был задержан в Чебоксарах, и нужно было за 72 часа отправить необходимые документы в Россию. Но Ковалев не явился на два важных заседания, на которых нужно было вынести это решение, и Москалева отпустили.

- В августе также удалось избежать экстрадиции и другому убийце — Вадиму Погодину, который был задержан в Крыму. Вы также считаете, что в этом виновна украинская сторона?

 — Сомневаюсь, что Генпрокуратура Украины направляла запрос на экстрадицию убийцы. Я так и не смогла добиться подтверждающих документов — исходящего номера, подтверждения, что Россия это получила. Если я отправляю куда-то материалы - например в суд, в прокуратуру, я получаю уведомление, что они получили, у меня есть входящий номер. Я пыталась получить эту информацию у Генпрокуратуры Украины — отправила запрос по электронной почте, но ответа не было.

Потом бумажным письмом — мне ответили, что в Генпрокуратуру РФ был направлен запрос на передачу Погодина, понимаете, запрос, а не пакет документов. И при этом информация по результату рассмотрения запроса от российской стороны не пришла. Ответ мне был отправлен 19.10.2017 г. Получается, что за три месяца больше за ответом в Россию никто не обращался.

Я пыталась записаться на личный прием к генпрокурору Луценко, обращалась за помощью к депутатам, но получила стандартную отписку, что сначала нужно обратиться к заместителям. Я просила, чтоб мне помогли встретиться с теми, кто занимается вопросами экстрадиции. Но меня интеллигентно «послали». Юрий Луценко был в Краматорске, но он тоже не счел нужным найти 5 минут, чтобы посмотреть мне в глаза. Я хочу просто увидеть подтверждающие документы и наметить план дальнейших действий. И я уже не знаю, на моей стороне Генпрокуратура или нет.

 — Вы писали запрос в Генпрокуратуру РФ?

 — Да, я отправила туда письмо по электронной почте и сразу получила подтверждение, мне прислали  входящий номер. Потом через 30 дней я получила ответ, что Погодин был отпущен, потому что необходимые документы на его экстрадицию в Украину они не получали. Если бы такой ответ пришел от украинской Генпрокуратуры, что мы отправили необходимый пакет с такими документами, такого-то числа, он был получен, я бы знала, что это вина России, что там получили запрос, но сделали вид, что его не было, и отпустили убийцу на свободу. А так я даже не знаю, что думать.

«Обидно, что из Погодина делают национального героя»

 — Адвокат Вадима Погодина, подозреваемого в убийстве вашего сына, на последнем заседании заявил, что вина его подзащитного не доказана, и его нужно отпустить. Вы не сомневаетесь в его виновности?

 — Адвокат сказал, что не видит состава преступления, показания свидетеля сомнительны, следственный эксперимент должен проходить не в кабинете следователя. А где? Он согласен ехать в село Горбачево-Михайловку? Он еще сказал, что непонятно как тело Степана оказалось в Краматорске. Я не понимаю —  вина Погодина и его двоих сообщников полностью доказана не только украинским следствием, но и в Донецке. Там на них заведено уголовное дело, они там в «республиканском» розыске, поэтому и скрываются в России.

 — В чем обвиняется Погодин на оккупированной территории?

 — Не только в убийстве Степана, за ним много преступлений. Я видела материалы этого дела, это жутко и страшно, что они творили. Там и убийства, и грабежи, и изнасилования. Я разговаривала с жителями Горбачево-Михайловки, которые видели Степана — избитого, глаза, как стеклянные, руки связаны. Это здоровые, вооруженные отморозки так боялись 16-летнего пацаненка, что связали его скотчем, натянули футболку на голову. Я знаю, что в Донецке тоже был над ними заочный суд, но у меня нет связи с той территорией, и меня на суд не пригласили, хотя обязаны были.

 — Вы следите за тем, что пишут СМИ, в том числе российские, об этом преступлении?

 — Мне обидно, что за Погодина вступились в Госдуме РФ, что из него делают героя, что сам он теперь бравирует. Достаточно посмотреть на него, послушать, что он говорит, чтобы понять, что это за человек, виновен он или нет. Он же не отрицает, что убивал людей, говорит, что его не мучает совесть. Общество от него нужно обезопасить.

 — Погодин заявил, что якобы Степан был диверсантом, националистом, принимал участие в событиях 2 мая в Одессе...

 — Ему нужно как-то оправдать свое преступление. Все, кто знает Степу, прекрасно понимают, что это ложь. Для всех других я предоставила документ о том, что 2 мая 2014 года мой ребенок был со мной в России, куда я ездила на могилу к маме. У меня есть документ с таможни о том, когда он пересекал границу, въезжая туда и когда выехал обратно. Он физически не мог находиться в Одессе.

 — После вынесения приговора будет вновь подниматься вопрос об экстрадиции убийц?

 — После вынесения приговора должен вновь запуститься этот механизм. Экстрадиция возможна, было бы желание. Понимаете, сейчас все внимание приковано к этому суду, они злорадствуют, что им удалось уйти, что Украина не защитила своего гражданина. Если за убийство безоружного мальчишки взрослыми вооруженными мужиками будет пожизненное заключение — это будет для них уроком. Пока что смягчающих обстоятельств нет, Погодин должен сидеть, причем не просто отбывать наказание, а работать. Было бы справедливо, чтобы он вкалывал, а его деньги перечислялись детскому дому, которому помогал мой ребенок. Но теперь помогать уже не может...

 В день 20-летия Степану вручат посмертно орден, а друзья приготовили сюрприз

 — В день 20-летия Степана в Краматорске пройдут какие-то мероприятия в его честь?

 — В этом году последняя игра «Авангарда» —  футбольной команды, в которой играл Степа, приходится на 11 ноября. Я думаю, что это Степа так подгадал, что в свой день рождения он будет играть в составе в последней игре сезона. Я знаю, что его друзья готовят какой-то сюрприз на стадионе. И еще 11 ноября ему будут вручать Орден мужества, приказ о котором был подписан Президентом еще несколько месяцев назад. Мальчишки сделали баннер с его портретом «Завжди Перший», возят его с собой, когда едут куда-то болеть за команду. Фотографируются с баннером, говорят: «Это Степа с нами в Харькове», «Это Степа с нами в Одессе». Все эти три года к нам часто приходят его друзья.

 — Кроме футбола у Степана были и другие увлечения?

 — Он в КВН играл, детскому дому с друзьями помогал. Его друзья и сейчас туда ходят помогать. Мне очень дорого достался этот ребенок, и я не могу передать, насколько много он для меня значил, как мне его не хватает, как мне без него плохо... Какой он был, понимаете? Смелый и справедливый, заступался за слабых, за девочек. А дома это был такой ласковый ребенок, с ним можно было поговорить, пошутить, у него чувство юмора было такое интересное. Он был такой начитанный, разбирался во многом лучше нас. И когда все это случилось, меня впервые расстреляли вместе с ним, второй раз — когда Генпрокуратура не добилась экстрадиции убийц. Теперь я жду — на суде меня и в третий раз расстреляют?

Приговор убийцам подростка Степана Чубенко 

10 ноября в Дзержинском суде Донетчины был вынесен приговор трем убийцам 16-летнего краматорского школьника Степана Чубенко.

Расследование убийства и суд длились почти три года, в результате трое убийц были осуждены на пожизненное заключение, сообщил прокурор Донецкой области Евгений Бондаренко. Все они находятся за пределами территории Украины, поэтому обвинение выноесли заочно. 

По словам Евгения Бондаренко, смягчающих обстоятельств в деле убийц не нашлось.

По словам Сталины Чубенко, она считает справедливым приговором для убийц Степана именно пожизненное заключение и намерена добиваться экстрадиции убийц.

«После вынесения приговора должен вновь запуститься этот механизм, экстрадиция возможна, было бы желание, — заявила мама убитого школьника. — Пожизненное заключение за убийство безоружного мальчишки взрослыми вооруженными мужиками  — это будет для них уроком. Пока что смягчающих обстоятельств нет, Погодин должен сидеть, причем не просто отбывать наказание, а работать. Было бы справедливо, чтобы он вкалывал, а его деньги перечислялись детскому дому, которому помогал мой ребенок. Но теперь помогать уже не может...».

Генпрокуратура, бездействие, убийцы, боевики, Чубенко, Краматорск, патриот, суд