Как минимум 10 мирных жителей совершили или пытались совершить суицид в поселках на линии разграничения на Донбассе за последние полгода.

В прифронтовых поселках Донбасса растет количество самоубийств / Фото из открытых источников
В прифронтовых поселках Донбасса растет количество самоубийств / Фото из открытых источников

Шестерых из тех, кто решил свести счеты с жизнью, удалось спасти. Четверо человек погибли, сообщил ИА «Вчасно» глава Гуманитарной миссии «Пролиска» Евгений Каплин.

По словам Евгения Каплина, в апреле этого года трудоспособный мужчина в поселке Опытное взорвал себя гранатой, еще двое мужчин на Донетчине и один на Луганщине — повесились.

«В Опытном это не первый не случай суицида, — говорит Евгений Каплин. — Весной там другой мужчина нанес себе ножевые ранения в живот из-за того, что не мог получить медицинскую помощь, поскольку в поселок не пропускали „скорую“. Этого человека вывезли из поселка и передали медикам, его удалось спасти».

Евгений Каплин обратил внимание на то, что все, кто пытался покончить с собой — мужчины трудоспособного возраста, которые потеряли работу из-за войны. Именно они входят в основную группу риска.

Также волонтер отметил, что в первые годы военного конфликта на Донбассе случаев самоубийств в поселках на линии фронта практически не было.

«Еще несколько лет назад в поселках, где работает наша миссия, мы слышали об 1−2 случаях суицида в год, — говорит Евгений Каплин. — Теперь мы насчитали 10 случаев за полгода. При этом мы говорим только о зоне работы наших волонтеров и тех случаях которые были задокументированы в поселках, где они присутствуют. Я уверен, что реальная цифра суицида в зоне военного конфликта — больше».

По мнению волонтеров, рост числа самоубийств связан с тем, что психика людей, которые пятый год живут в постоянном стрессе, под обстрелами, которые, возможно, потеряли близких, — не выдерживает.

«Основная причина происходящего — плохое эмоциональное состояние мирных жителей, живущих на линии разграничения, — говорит Евгений Каплин. — Они живут в тяжелых условиях, постоянном стрессе, под обстрелами. При этом им не оказывается помощь психологов. Государственные психологи там не работают. Психологи гуманитарных миссий тоже часто не доезжают в поселки так называемой „красной зоны“, а предпочитают работать в более спокойных населенных пунктах. При этом такие психологи как правило оказывают разовые консультации и не могут длительно и качественно работать с теми, кому такая помощь может быть нужна».

суицид, Донетчина, Луганщина, Донбасс, Каплин, Пролиска

Додати коментар