В центре Киева на Майдане прошел траурный митинг в память о событиях 13 марта 2014 года в Донецке, когда пророссийские активисты напали на сторонников Единой Украины, убив при этом 20-летнего активиста Дмитрия Чернявского.

На Майдане собралось около сотни дончан и жителей Донбасса, ставших свидетелями так называемой «русской весны». Люди держали в руках свечи и портреты своих земляков — мирных жителей и военных, которые погибли, защищая регион от захватчиков, сообщает ИА «Вчасно».

Дончане вспоминали подробности так называемой «русской весны» и говорили о том, в каком положении оказались украинские патриоты, ставшие вынужденными переселенцами.

13 марта 2014 года около 3 тысяч дончан вышли на главную площадь города на проукраинский митинг. В тот день собравшихся должны были защищать ребята из местной самообороны, одним из них и был студент Дмитрий Чернявский. Когда после окончания мероприятия на людей напали вооруженные пророссийские активисты, число которых в разы превышало количество проукраинских митингующих, несколько десятков участников самообороны выстроились в цепь, чтобы защитить участников акции и дать им уйти. Нападавшие жестоко избили украинских активистов — их ставили на колени, таскали по земле, требовали, чтобы те просили прощения. Дмитрия Чернявского убили, ударив заточкой.

В тот день «русский мир» показал, для чего он идет в Донецк, вспоминает о тех событиях главный редактор газеты «Донеччина» Игорь Зоц, который также пришел на траурный митинг, чтобы почтить память погибших земляков.

Игорь Зоц
«Той весной было очень тревожно, но в то же время ощущалось какое-то единение, — вспоминает Игорь Зоц. — Меня удивило, то какое количество дончан выходило на проукраинские митинги. 5 марта был один самых крупных митингов на центральной площади. Мне тогда казалось, что площадь стала маленькой от невероятного количества патриотически настроенных людей. Было так много молодежи, все были очень решительно настроены. Мы отстаивали свой украинский Донбасс. И у нас была надежда, что мы его отстоим».

По словам Игоря Зоца, выходя на акции, Донецк показал, что он украинский, но горожане не получали поддержки — ни от силовиков, ни от властей.

«Мы все видели, с чем идет к нам „русский мир“, он показал это 13 марта 2014 года, когда погиб Дмитрий Чернявский, это было показательное убийство, акция запугивания, — говорит Игорь Зоц. — Наша газета и ряд других изданий писали об этом, поясняли, давали мнения авторитетных экспертов. Если вы найдете наши номера за весну 2014 года, то увидите, что все четыре страницы — это сплошной призыв „Руки прочь от Украины“. Мы писали о том, что те, кто пытаются захватить город, положат конец нашему родному Донбассу. И хотя мы украиноязычное издание, многие статьи тогда мы публиковали на русском языке — чтобы больше людей в Донецке смогли их прочесть».

Игорь Зоц рассказал, что последний номер возглавляемой им газеты вышел перед 25 мая — после этого боевики начали захватывать редакции.

«В офисном здании, где располагалось большинство редакций города, боевики схватили главных редакторов газет „Вечерний Донецк“ и „Донбасс“, — вспоминает Игорь Зоц. — Здание окружил целый взвод автоматчиков с оружием наперевес, они перекрыли все входы и выходы, схватили двух редакторов и увезли. Мы наблюдали за этим со своего 8 этажа. После этого я отпустил сотрудников по домам. Нам стало ясно, что следующий номер газеты нам просто не дадут выпустить. У нас не было даже прощального выпуска газеты. Я еще некоторое время оставался в городе, а в начале июля выехал. Как тогда казалось — ненадолго».

Главный редактор газеты «Донеччина» сообщил, что выехав, в сентябре он вновь возродил издание — газету доставляли подписчикам в города Донбасса и один номер даже в Донецк. После этого боевики целую неделю приходили в помещение редакции, пытаясь выяснить, откуда в оккупированном городе появилось проукраинское издание.

«Мы страна невыученных уроков, — говорит Игорь Зоц. — Патриотический порыв в 2014 году был по всей Украине. И сейчас он меньше, потому что власть разочаровывает нас. Но нам нужно продолжать воевать за свою страну, потому что жертвы Майдана, жертвы „русской весны“ и этой войны не должны быть напрасными. Жаль только, что те украинцы, кто как мы не потерял свои дома, свои города, этого не понимают».

Сергей Захаров

Донецкий художник Сергей Захаров, более известный под псевдонимом «Мурзилка», летом 2014 года размещал на улицах Донецка картонные карикатурные изображения боевиков, показывая таким образом истинное отношение дончан к захватившим город оккупантам. Все за три недели на центральных улицах города Захаров установил 8 своих работ, некоторые из которых стали настоящим символом событий в Донецке. После этого художник провел в подвалах боевиков 2 месяца — его держали прикованным наручниками к батарее, пытали и водили на расстрел.

Сергей Захаров также пришел на митинг почтить память жертв «русской весны».

«13 марта в Донецке стало точкой невозврата, — вспоминает художник. — После убийства Дмитрия Чернявского, который стал первой жертвой, носить какие-то желто-голубые ленточки или даже просто высказывать проукраинкую позицию в Донецке стало опасно для жизни. С этого момента тот Донецк, в котором мы все жили, стал терять себя. А после того, как в город вошли бригады Гиркина — пал окончательно».

По словам Сергея Захарова, он был не единственным мирным жителем, кто в захваченном городе пытался выражать свою проукраинскую позицию.

«К лету я уже просто не мог молча смотреть на происходящее в городе, — вспоминает художник. — Я должен был что-то делать, как-то высказать свое отношение ко всему этому, показать, что Донецк — наш город. Что это — Украина. Это было очень важно. Из окна моего дома был виден террикон, на нем неизвестные люди тогда вешали флаг Украины. Я просыпаюсь утром, смотрю в окно и вижу наш флаг. И на душе сразу становится легче, что я не один. Потом боевики этот флаг срывали, а кто-то его опять там вешал. Ребята под трафарет наносили на стены домов трезубец. Это все были символы, внешние знаки, отметка того, что мы, дончане, здесь, и этот город — наш».

Художник сообщил, что боевики схватили его, отследив по номеру мобильного.

«Это была моя ошибка, мне нужно было поменять и номер и сам аппарат, — говорит Сергей Захаров. — Я начал активно общаться с журналистами, давать онлайн-интервью. И мне на почту написали журналисты российского телеканала „Дождь“ с просьбой встретиться в Донецке. Я дал им согласие, а затем позвонил им. Уже на следующий день за мной приехали боевики. Они проследили мое местонахождение по номеру телефона. Я не могу сказать, что меня сдали журналисты, возможно, спецслужбы просто прослушивали их телефон».

Художник считает, что дончане сделали все возможное для защиты своего города.

«Все, что мы могли сделать, мы сделали, и, конечно, все это было не зря, — говорит Сергей Захаров. — Тогда казалось, что как стремительно мы теряем Донецк, то так же стремительно мы его и вернем. Ведь в 2014 году ВСУ фактически были на территории города, в аэропорту. Мы слышали эти бои, и казалось, что еще немного, и все закончится. Но прошел год, два, теперь пять. Но я уверен, что российская империя рухнет, точно так же, как рухнул Советский Союз. Вопрос лишь в том, насколько затянется этот процесс».

Горловчанин Игорь Роман пришел на митинг, потому что «русская весна» полностью изменила его жизнь.

Игорь Роман

В Горловке Игорь Роман был директором детско-юношеской спортивной школы «Нова Січ», а также известным в городе музыкантом. Весной 2014 года он попал «на подвал» главаря горловских боевиков Игоря Безлера из-за своей проукраиснкой позиции.

«9 мая мы обеспечивали звук на акции в честь Дня Победы, — вспоминает Игорь Роман. — Сразу после митинга ко мне подошли более 10 человек с оружием, наставили на меня пистолеты, по их словам, атаман хотел со мной поговорить. Им наверно, рассказали, что я крутой кунгфуист, раз пришли арестовывать такой толпой. После этого стянули руки за спиной, на голову надели пакет и повезли в горсовет».

Игорь Роман сообщил, что провел в плену два дня — все это время его жестоко избивали и запугивали. Обвиняли в том, что он «правосек» и требовали выдать каких-то снайперов. Допрашивавшие музыканта боевики заявили, что на него поступило 19 доносов. Музыкант считает, что причиной доносов стала его проукраинская позиция, которой он никогда не скрывал.

«Я все время повторял им, что не имею к этому никакого отношения, прикидывался простачком. Накануне в Горловке похитили, а затем жестоко замучили депутата Владимира Рыбака. Но Владимир Рыбак совершил подвиг, он сорвал флаг России с горсовета, защищал город. А я ничего совершить не успел, я всего лишь высказывался в защиту Украины».

Находясь в плену, музыкант стал свидетелем убийства двух женщин — боевики их забили палками, обвинив в распространении проукраинских газет.

По мнению Игоря Романа, его выпустили только из-за того, что он был известным в городе человеком — за более чем 20 лет своего существования спортивная школа «Нова Січ» воспитала почти две сотни чемпионов Европы и Украины. Всего же в «Нова Січ» подготовила десятки тысяч спортсменов. Бывшие воспитанники, друзья, знакомые Игоря Романа стали искать пути влияния на боевиков — и те отпустили его.

«Когда меня схватили, боевики забрали у меня шесть тысяч гривен — деньги которые мы получили от горсовета за организацию мероприятий, — вспоминает Игорь Роман. — Перед тем как выпустить, они потребовали еще две тысячи долларов — „на помощь ополчению“. Я пообещал, что соберу эти деньги. После этого мы купили билет до Харькова и взяв с собой часть аппаратуры, сказали боевикам, что едем в Харьков продавать ее, чтобы привезти им деньги. Но уже из Харькова мы сразу поехали в Киев».

Сейчас горловчанин занимается проектом «Фата Моргана», выступает с концертами в зоне ООС для военных. И верит, что однажды сможет вернуться в свой дом и возобновить работу своей спортивной школы.